... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Categories:

Виджаянагар - Забытая империя. Глава 11 (2)


Осорио, следующий автор, подтверждает наш рассказ в большинстве подробностей, утверждая, что после поражения Адил-шаха Кришна Райя в личном послании предложил Руи де Мелло ("Родериго Мелос") завладеть землей на материке, и обещая после возвращения Секейры прислать регулярное посольство для торжественного заключения договора. Де Мелло последовал королевскому совету.
Лафитау [233] также указывает, что война происходила во время отсутствия Секвейры в Красном море, и что владения на материке были присоединены к Гоа после поражения Адил-шаха [234].
Обращаясь к Фириште, я нахожу у него отличия. Он указывает, что битва при Райчуре произошла в 927 г. хиджры (с 22 декабря 1520 по 1 декабря 1521 гг.), что, в сопоставлении с указанием на май месяц, дает нам дату - май 1521 г. То, что Фиришта пишет о той же самой битве, очевидно из следующих деталей. Он упоминает, например, огромную численность индусской армии, поход шаха к реке Кришна, слишком поспешную переправу через реку, стойкость мусульман в бою, их поражение и разгром, отступление сил Адил-шаха к реке и их массовую гибель при попытке обратной переправы, сообщает о том, как шах оказался на волоске от гибели и едва сумел бежать при помощи Асад-хана. Этот перечень не оставляет места для сомнений. Единственное расхождение заключается в том, что крепость Райчур, согласно авторитетным свидетельствам других источников, находилась в руках мусульман, тогда как Фиришта указывает, что причиной войны было стремление Адил-шаха "отнять Мудкал и Райчур у райи Биджануггура", как если бы крепости находились тогда в руках последнего. Что касается названной Фириштой даты, я полагаю, что она содержит ошибку в один год, по причинам, указанным выше. Следует напомнить, что он писал свою хронику много лет спустя этих событий.
Таким образом, достаточно надежно установив, что приводимая Нунишем датировка битвы при Райчуре отличается от истинной на два года, и битва состоялась в 1520 г., я перехожу к дню и месяцу сражения. Это был день новолуния в мае и суббота, согласно Нунишу. Кришна Дева Райя был готов вступить в бой накануне, но отложил атаку на следующий день, поскольку пятница у индусов считалась несчастливым днем.
В мае 1520 г. новолуние приходится на 2:27 ночи в четверг 17 мая. Мы не можем проверить, ориентировался ли Нуниш в своих астрономических выкладках на местный лунный календарь или вел наблюдения самостоятельно, или пользовался наблюдениями, сделанными кем-то из присутствовавших там индусов; но Нуниш был обычным человеком, не квалифицированным астрономом, и он вполне мог назвать день, в котором на небе впервые после захода солнца стал виден серп молодой луны, "днем новолуния". Первое появление луны в растущей фазе действительно произошло в следующую субботу. Первый день мусульманского месяца джумада аль-ахира, соответствующий в этом случае появлению нарождающейся луны, пришелся на субботу 19 мая.
Следовательно, я считаю, что великая битва при Райчуре состоялась в субботу 19 мая 1520 г. [235] - дата, почти синхронная с "Лагерем золотой парчи". (Такое название получило место встречи в 1520 г. французского короля Франциска I с английским королем Генрихом VIII, во время которой между ними был заключен военный и политический союз. Название было дано из-за того, что во время свидания оба монарха старались перещеголять друг друга пышностью нарядов. - Aspar.)

Численность войск, участвовавших в битве

Когда мы подытожили приводимый Нунишем список отдельных колонн, выступивших в поход из Виджаянагара, получилась столь огромная величина, что нас охватило естественное сомнение в правдоподобности рассказа португальского хрониста: 703000 пехотинцев, 32600 всадников и 551 боевой слон, помимо лагерной обслуги, торговцев и т.д., а также бесчисленной массы людей, присоединившихся к войску поблизости от Райчура. Невозможно с легкостью принять на веру эту цифру.
Впрочем, пусть каждый составит собственное мнение по этому поводу. Я могу лишь обратить внимание на то, что большая численность армий всегда была правилом в Индии и что Кришна Дева Райя, несомненно, был достаточно могущественным монархом, чтобы собрать огромную армию [236], хотя была ли она настолько велика, как сказано выше, - другой вопрос. Его мощь заключалась в способе правления. Вкратце мы уже касались этого предмета, и Нуниш приводит на данный счет интересные подробности. Вся империя была разделена на провинции и вассальные владения, чьи правители были обязаны вставлять по первому требованию своего сюзерена значительные контингенты войск. Вполне логично предположить, что в великой битве за обладание Райчуром Кришна Дева Райя вывел в поход все силы, которыми только располагал.
Для доказательства того, что индийские короли командовали огромными армиями, мы сошлемся на целый ряд авторов. Барруш отмечает большое могущество монарха Виджаянагара и его почти невероятное богатство и старается дать понять, каким образом он мог собрать столь огромные силы "на тот случай, если его рассказ сочтут невероятным".
Во втором томе "Истории Декана" Скотта помещен перевод журнала, который вел некий чиновник по имени Бондела (Bondela) в правление Аурангзеба, - этот чиновник служил при "Дульпуте Райя (Dulput Roy)" в 1690 г. Рассказывая о Виджанагаре в прошлом, когда эта империя находилась в зените своего великолепия и могущества, он сообщает: "Они (короли Виджаянагара. - Aspar) содержали армию в 30000 всадников и миллион пехотинцев, а богатство их превышало всякое воображение".
Конти, который был в Индии за столетие до рассматриваемой нами войны, сообщил Браччолини, что армия Виджаянагара состояла из "миллиона и даже больше воинов".
Абд ар-Раззак (1442 г.) приводит те же сведения, определяя количество войск в 1100000 человек и 1000 слонов.
Двадцать лет спустя Афанасий Никитин указывал, что войска Кулбарги, выступившие в поход против индусов, состояли из 900000 пехотинцев, 190000 всадников и 575 слонов.
Сам султан, помимо тех отрядов, которые привели представители знати, выступил в поход с 300000 воинов, и даже когда он всего лишь отправлялся на охоту, его сопровождали 10000 всадников, 500000 пехотинцев и 200 слонов. Никитин указывает, что один лишь Малик-аль-тиджар располагал двухсоттысячной армией при осаде одного города. Индусы сражались почти обнаженными, и были вооружены только щитом и саблей.
Еще во времена Александра Македонского (ок. 320 г. до н.э.) греки исчисляли величину армии Магадхи в 600000 пехотинцев, 30000 всадников и 9000 слонов, хотя оценка Квинта Курция является более скромной. (Видимо, имеется в виду следующая цитата: "Получив от Фегея необходимые сведения, он (Александр) узнал, что... противоположный берег его населяют гангариды и прасии, а их царь Аграмм занял дороги с 20 тысячами всадников и 200 тысячами пехотинцев. 4. Кроме того, он везет за собой две тысячи квадриг и -- самое ужасное -- слонов, которых у него, говорят, до 3 тысяч." - Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. Книга IX, глава 2. Квинт Курций Руф (Quintus Curtius Rufus) - древнеримский историк и ритор I в. - Aspar.)
Лорд Эгертон [237] утверждает, что армия конфедерации индусских княжеств, собравшаяся для защиты севера страны против вторжения мусульман в 1192 г., насчитывала, "согласно наиболее умеренной оценке", 30000 всадников, 3000 слонов и множество пехотинцев. (Точная цитата выглядит так: "В следующем году, собрав большое войско в 120000 воинов, султан встретился с объединенными силами, как утверждается, не менее 150 раджей Индостана. Их армия, по самым скромным подсчетам, состояла из 300000 всадников, 3000 слонов и большого количества пехотинцев"//Эрл Эгертон. Индийское и восточное оружие. С.29.)
В 1259 г. прибывших в Дели монгольских послов сопровождал эскорт из 50000 всадников; кроме этого, послы проехали через выстроившиеся в честь их прибытия отряды пехоты, насчитывавшей до 200000 человек. (Снова цитата из Эгертона: "Решив произвести на монголов впечатление военным могуществом своего правителя, он (военачальник Улуг-хан) встретил посла в сопровождении 50000 всадников в полном снаряжении и с развернутыми знаменами. 200000 пеших воинов были построены вдоль дороги плечом к плечу, в 20 шеренг, а между ними расположились 3000 колесниц и 2000 боевых слонов"// Эрл Эгертон. Индийское и восточное оружие. С.30.)
Мы уже упоминали, как султан Дели Мухаммед Туглак [238] собрал, согласно хронике Фиришты, армию в 370000 воинов для покорения Персии, и когда он захотел уничтожить всех жителей определенной области, он "приказал своей армии выступить якобы на охоту", окружить область и затем, сжимая кольцо, истреблять всех находившихся в нем жителей. Это подразумевало, что его сопровождали, на эту мнимую охоту, огромные массы воинов.
Действительно, Шихаб-ад-дин утверждал, что у Мухаммеда Туглака была армия в 900000 всадников [239]; а Нуниш, в начале своей хроники, сообщает, что этот султан захватил Балагхат во главе армии, состоявшей из 800000 всадников [240]. Эта оценка, конечно, основывалась исключительно на традиции, бытовавшей в 1535 г.
Фариа-и-Соуза, писавший в XVII веке, оценивал силы Бахадура, султана Камбая, в 1534 г., в 100000 всадников, 415000 пехотинцев и 600 слонов.
Даже в 1762 г. маратхи, по утверждению некоторых, располагали армией в 100000 всадников.
Нуниш [241] подробно рассказывает о численности войск, которые могли выставить 11 наместников провинций Виджаянагара из общего числа 200 представителей знати, между которыми была разделена империя; итог этих 11 армией равнялся 19000 всадников, 171700 пехотинцев и 633 слона.
Каштаньеда подтверждает сообщения других источников на этот счет, и пишет, что пехота Виджаянагара была неисчислимой, страна - большой протяженности и густонаселенной, так что король мог при желании собрать под свои знамена миллион или даже два миллиона мужчин [242]. Этот автор побывал в Индии как раз во время правления Кришна Дева Райя. Он указывает, что король только за свои собственные средства содержал 100000 всадников и 4000 слонов.
Как бы то ни было, я повторяю, что каждый волен иметь собственное мнение по этому вопросу; но по крайней мере представляется доказанным, что все хронисты верили в способность короля Виджаянагара выставлять на бой, если он того хотел, огромные массы вооруженных людей. Они, вероятно, не все были хорошо вооружены, не обладали достаточной выучкой или дисциплиной, но в самСй огромной численности индийских армий почти не остается сомнений. Реликт этого может быть виден каждый год в современном Хайдарабаде, столице Его Величества Низама, где во время ежегодного празднества, известного под названием "Лангар", по главным улицам города проходит шествие огромных масс вооруженных людей, не состоящих на действительной воинской службе. Они представляют собой главным образом просто толпы мужчин с оружием, не входящих в состав государственной армии, но состоящие из отрядов во главе с различными представителями знати, которые собирают по этому случаю всех своих наследственных подданных и формируют из них некое подобие полков или бригад.
Что касается приведенного Нунишем описания наступательной брони слонов, которым перед боем прикрепляли к бивням длинные сабли, похожие на косы, то этот рассказ подтверждают и другие авторы.

Повествование Фиришты

Рассказ Фиришты о битве при Райчуре представляет интерес тем, что он приводит ее описание с вражеской точки зрения. Исмаил Адил-шах выступил в поход, "чтобы отнять Мудкул и Роджор у райи Биджануггура, который, быстро проведав о его намерениях, выступил ему навстречу с большим войском и расположился лагерем на берегу реки Кришна, где к нему присоединились многие его вассалы; так что общая численность армии составила, по меньшей мере, 50000 всадников, не считая множества пехотинцев. Султан вынужден был приостановить свой поход, так как все переправы через Кришну находились теперь в руках неприятеля; но поскольку он уже разбил свои шатры и считал позорным забрать назад свои обещания, он выступил вперед вместе с 7000 всадников, - все они были иноземными наемниками, - и встал лагерем на берегу реки, напротив врага, ожидая прибытия паромов, чтобы переправиться через реку и атаковать его.
Несколько дней спустя, когда он отдыхал в своем шатре, султан услышал, что один из его придворных за ширмой читал эти стихи: "Поднимается и опускается золотой бокал с вином веселья, перед тем, как сама чаша будет лежать в пыли". Султан, вдохновленный стихами, призвал к себе своих фаворитов и, расстелив ковер удовольствия, развлекался музыкой и вином. Когда пирушка излишне затянулась, а винные пары возобладали над рассудком собравшихся, у султана возникла идея пересечь реку и атаковать врага... Разгорячившись от действия вина, он решил немедленно предпринять переправу и, воссев на спину своего любимого слона и не раскрывая своих намерений, бросился на нем в реку, как будто для того, чтобы разведать путь, но внезапно отдал приказ одной части войска погрузиться на плоты, а другой, - следовать за ним через реку на слонах. Напрасно офицеры пытались его отговорить, указывая на то, что такой приказ является опасным и опрометчивым; султан, не отвечая им, направил своего слона прямо в воды реки, а за ним вынужденно последовали "амры" (военачальники) и сопровождающие их воины, на 250 слонах.
По милости судьбы, все они благополучно достигли противоположного берега, а вместе с ними высадилось и столько воинов, сколько смогли перевезти плоты за два рейса туда и обратно, когда неприятель изготовился к бою с такими огромными силами, что у султана, имевшего не более чем 2000 воинов против 20000 врагов, исчезла всякая надежда на возможность бегства. Герои ислама, воодушевленные единым порывом, оказали такое упорное сопротивление, что на поле боя пали около 1000 неверных, среди которых был и Санджит Райя (Sunjeet Roy), главнокомандующий войсками Биджануггура; но, наконец, потеряв убитыми более половины от их числа вследствие стрельбы из пушек, мушкетов и "огненных стрел", уцелевшие сами бросились в реку в надежде спастись бегством, и Нурсу Бахадур и Ибрагим-бей, которые ехали на одном слоне с Исмаил Адил-шахом, направили животное в воды потока, но его течение было таким стремительным, что кроме султанского слона и еще семерых солдат, все остальные утонули. Султан понес достойное наказание за свою опрометчивость, стоившую ему огромных потерь. Он принес торжественную клятву не искать наслаждения в вине до тех пор, пока не отмстит за свое поражение; и затем, справившись с отчаянием, стал размышлять о том, как преодолеть последствия этого злополучного предприятия.
Так как Мирза Джихангир пал в бою, султан обратился к Асуд-хану, прося его дать совет, какие меры следует предпринять в его отчаянном положении. Асуд-хан отвечал, что поскольку потери были велики, а боевой дух армии подорван неудачей, на этот раз будет лучше отступить в Биджапур. Султан, одобрив совет, вернулся от Кришны обратно в Биджапур и возвел Асуд-хана в достоинство сипахсалара [243], добавив несколько округов к его джагиру и сделав его своим главным советником по особо важным делам".


Взято здесь!


Tags: История Индии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo glebminskiy august 24, 2019 19:02 104
Buy for 20 tokens
В истории Средневековой Руси есть много загадочных и необъяснимых моментов. Одним из них являются события в Полоцке и других местах Полоцкого княжества, которые упомянуты в летописях под 1092 годом. В лѣт̑ . ҂s҃ . х҃ . [6600 (1092)] Предивно бъıс̑ чюдо оу Полотьскѣ 25. оу 26 мечьтѣ . и в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments