... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Category:

Виджаянагар - Забытая империя. Глава 10


Глава 10.
Правление Кришна Дева Райи (1509 - 1530)

Его личность и характер. - Банкапур. - Алмейда и миссия брата Луиша. - Дуарте Барбоза. - Его описание города. - Ранняя война короля. - Кондапалле. - Раджамундри. - Кондавид. - Удайягири. - Войны Кутб-шаха, правителя Голконды, в Телингане.

Надпись в храме Пампапати в Хампе указывает, что во время праздника по случаю своей коронации Кришна Дева Райя построил зал собрания и "гопуру", или башню, на том же самом месте; это событие датировано 14-м днем первой половины лунного месяца Магха 1430 года эры Шака, название года в цикле - "Сукла" [189]. Так получается, что год "Сукла" соответствует не 1430 году эры Шака, а только 1431 г.; и эта злополучная ошибка оставляет меня в сомнении относительно истинной даты этого важного события. Если посчитать, что ошибка была допущена не в названии года, которое, возможно, использовали в повседневной жизни, а в датировке года по эре Шака, тогда дата соответствует 23 или 24 января 1510 г.; но если дата по эре Шака правильна, а название года - нет, тогда коронация состоялась 4 февраля 1509 г., в году с циклическим названием "Вибхава". Кроме того, мы в точности не знаем, произошло ли это празднество в сам день коронации или по случаю годовщины этого события; наконец, между фактическим вступлением короля на трон и его коронованием также мог пройти некоторый промежуток времени. Вероятно, мы не допустим ошибки, если посчитаем, что новый король пришел к власти в 1509г. [190] (В настоящее время самая ранняя известная надпись Кришна Дева Райи имеет дату 26 июля 1509 г. Б.Пури и Н.Дас указывают, что он пришел к власти в мае 1509 г., а коронация состоялась в августе того же года (A Comprehensive History of India: Comprehensive history of medieval India, р.93).- Aspar)
Кришна Райя, по-видимому, был выдающейся личностью, судя по яркому описанию Паиша, который видел его около 1530 г. Его свидетельство носит тем более интересный и ценный характер, поскольку без него оставалось бы законное сомнение, действительно ли этот монарх правил лично, в общепринятом значении слова, - или был простой марионеткой в руках своего министра, возможно, даже на положении пленника в собственном дворце. Фиришта ни разу не упоминает его имени, и надписи, в которых говорится о его завоеваниях, ничем не доказывают факт, что эти завоевания имели место в течение его правления; мы предполагали, что он был правителем только по имени, тогда как реальная власть находилась в руках знати. Но после знакомства с описанием Паиша не остается и тени сомнения в обратном. Кришна Дева был не только монархом де-юре, но действительно был абсолютным монархом с обширной властью и прочным личным влиянием. Он был настоящим правителем. Он был физически крепок в пору своей зрелости и вплоть до последних дней жизни держал себя в форме при помощи постоянных телесных упражнений. Он рано поднимался и разминал мышцы занятиями с индийской палицей и саблей; он был отличным наездником и производил неизгладимое впечатление благородства и обаяния на всех, кто общался с ним. Он лично возглавлял в походах свои огромные армии, был способным, смелым и умудренным опытом государственным деятелем, обладавшим очень мягким и великодушным характером. Все подданные любили и уважали его. Паиш пишет, что он был "обходительным и непревзойденным во всех вещах". Единственное пятно на репутации Кришна Дева Райи оставили его надменные и дерзкие притязания после одержанной им громкой победы над правителями мусульман. Никакой монарх, а тем более Адил-шах, не смог бы вынести такого унижения, как подразумевавшееся условиями мирного договора требование поцеловать ногу своего победоносного врага; вне всякого сомнения, как это, так и аналогичное презрительное высокомерие со стороны последующих индусских правителей привели в конце концов, 40 лет спустя, к падению индийской империи.
Вся Южная Индия подчинялась власти Кришна Дева Райи, и несколько квази-независимых правителей были его вассалами. Это были, согласно Нунишу, раджи Серингапатама, Банкапура [191], Гарсопы, Каликута, Бхаткала и Баркура. Португальцы обращались с этими менее значительными владетелями так, будто они были королями, соответственно называли их и отправляли к ним посольства, чем, несомненно, значительно льстили их тщеславию.
Глава брахманской коллеги при храме Хампи сообщил мне, что Кришна Дева Райя ознаменовал свое вступление на трон постройкой большой башни при входе в храм, а вскоре после этого - еще одной, величайшей башни. Нуниш рассказывает о том, что сразу же, как только он пришел к власти, король, сделав Салюва Тимму своим министром, отослал своего племянника, сына предыдущего монарха, и трех своих родных братьев в крепость Чандрагири, расположенную в 250 милях к юго-востоку от столицы, чтобы надежно обезопасить себя от возможных посягательств на корону, а сам в течение некоторого времени пребывал в столице. Это вполне согласуется с записями другого португальца, который рассказывает, что по крайней мере дважды, когда ко двору индийского монарха были отправлены миссии из Каликута и Гоа, посланники, т.е. брат Луиш и Чаноса, видели короля лично в Виджаянагаре.
В начале правления Кришны вице-королем португальских владений на побережье, как говорилось выше, был Алмейда, но в конце 1509 г. его сменил - в ранге губернатора - Албукерки. Последний потерпел серьезное поражение у Каликута, и отсюда направил брата Луиша, монаха францисканского ордена, в качестве посла в Виджаянагар с просьбой к Кришна Дева Райе напасть на раджу Каликута с суши и разгромить его, в то время как сам Албукерки обещал совершить одновременную атаку с моря [192]. Губернатор объявлял, что у него был приказ от своего господина, короля Португалии, вести войну против мавров, но не против индусов; что армия Каликута потерпела от него поражение, а его король (саморин) бежал вглубь страны; что он (губернатор) готов помочь своим флотом королю Виджаянагара для завоевания города; что как только Каликут будет захвачен, мавры будут изгнаны, и впоследствии португальцы окажут помощь королю Виджаянагара против его врагов, "мавров" Декана. Он обещал в будущем поставлять арабских и персидских коней только одному Виджаянагару и препятствовать их ввозу в Биджапур. Ответа на это послание Албукерки так и не дождался.
Затем Албукерки атаковал Гоа, тогда находившийся под властью Адил-шаха, и захватил город, совершив триумфальный вход в него 1 марта 1510 г. Сразу после этого он направил в Виджаянагар новое посольство во главе с Гашпаром Чаносой, с просьбой дать разрешение на постройку форта в Бхаткале для защиты португальской торговли, - с этой просьбой к правительству Виджаянагара раньше уже обращался Алмейда. Барруш [193] со ссылкой на свидетельство Чаносы утверждает, что, хотя посольству был оказан "торжественный" прием, Кришна Дева Райя только направил Альбукерке ответное письмо, составленное в чрезвычайно учтивых выражениях, но уклонился от прямого ответа на просьбу губернатора; причина заключалась в том, что у короля в то время был заключен мирный договор с Адил-шахом. Возможно, мирное соглашение было подписано для того, чтобы позволить Адил-шаху отбить Гоа [194].
В этом послании, отправленном из Виджаянагара к Албукерки, Кришна Дева поздравлял португальцев с захватом Гоа и обещал помогать им против Адил-шаха. Эта помощь, тем не менее, не была оказана. Мусульманские войска напали на Гоа в мае 1510 г. и после упорного сопротивления Албукерки был вынужден оставить город, приказав перед этим обезглавить 150 самых знатных местных мусульман и перерезать их жён и детей [195].
В ноябре того же года, воспользовавшись тем, что внимание Исмаила Адил-шаха было отвлечено внутренними распрями в Биджапуре, Албукерки совершил нападение на Расул-хана, наместника Исмаила в Гоа, и его 8000-ный гарнизон, разгромил его и вновь завладел городом 1 декабря, перебив 6000 мужчин, женщин и детей из числа населявших его мусульман. Фиришта указывает, что министр молодого Адил-шаха, Куммал-хан, после этого заключил мир с европейцами и позволил им тем самым надежно укрепиться в Гоа. Но это не совсем верно, поскольку Расул-хан в 1512 г. сделал отчаянную попытку отбить город, но потерпел неудачу после кровопролитного сражения [196].
Как только новости об успехе Албукерки достигли Виджаянагара в декабре 1510 г., Кришна Дева Райя направил послов в Гоа, и с ними брат Луиш передал письма к Албукерки, в которых подробно описал результаты своей миссии. Его "хорошо принимали все, кроме короля", но король, тем не менее, все же дал разрешение португальцам основать форт в Бхаткале. Злополучный брат Луиш так и не вернулся из своего посольства. История умалчивает, как это произошло или что привело к этой трагедии, но в один из дней он был убит в городе Виджаянагар [197].
Его сообщение представляет интерес как ценный источник информации о Виджаянагаре и султане Биджапура, часть которой, несомненно, является достоверной, тогда как в другой части он сообщает о занятиях Кришна Дева Райи в этот период, неизвестных нам из какого-либо другого источника. Брат Луиш писал Албукерки, что Адил-шах атаковал и взял Биджапур после двухмесячной осады, в то время как четыре правителя подняли против него восстание "из-за того, что последний удерживал у себя в плену короля Декана". Этот "король" был султаном Бахмани, тогда как Адил-шах и "четыре правителя" были местными мусульманскими князьями. Он добавил, что население Белгаума восстало против Адил-шаха и подчинилось индийскому монарху. Относительно Виджаянагара он утверждал, что король совершал приготовления к отправке небольшой армии в составе 7000 воинов против одного из своих вассалов, который поднял восстание и захватил город Пергунда (Пеннаконда ?), говоря, что он принадлежит ему по праву; и что после того, как мятежника удалось взять в плен, король выступил в поход по направлению к некоторым местам, расположенным на морском побережье. Брат Луиш признавался, что не смог понять цель этого предприятия, но предупреждал Албукерки, чтобы тот держался настороже. Он советовал ему сохранять дружеские отношения с королем Виджаянагара и никоим образом не доверять одному человеку, на которого, из всех прочих, португальцы слепо полагались, - некоему Тимодже [198], индусу, который завязал тесную дружбу с заморскими пришельцами. Священник утверждал, что на самом деле Тимоджа был изменником, поддерживавшим тайную связь с королем Гарсопы и обещавшим Кришна Дева Райе, что вернет Гоа под власть Виджаянагара прежде, чем португальцы сумеют так укрепить свои владения, что для захвата города понадобится полностью оснащенная армия.
После того, как Албукерки во второй раз захватил Гоа, правитель Банкапура также направил послание с поздравлениями португальцам, и просил разрешения ввозить для своих нужд 300 коней в год. Разрешение было выдано, так как Банкапур лежал на дороге в Виджаянагар, и было важно заручиться дружеским расположением его правителя по отношению к европейцам. Кроме того, в Банкапуре проживало много искусных седельных мастеров [199].
Кришна Дева Райя заботился прежде всего о доставке лошадей. Его мало беспокоило появление иностранного поселения на побережье в качестве самостоятельной политической силы, но ему нужны были кони, много коней для его постоянных войн с Адил-шахом; и Албукерки, после непродолжительного заигрывания с мусульманами, полностью успокоил индийского правителя, отправив ему послание, в котором объявлял, что будет поставлять верховых лошадей ему, а не султану Биджапура.
Около 1512 г. Кришна Дева Райя, использовав преимущество во времени для захвата владений султана, напал на крепость Райчур, которую вскоре гарнизон ему сдал; что касается Исмаил Адил-шаха, то он был слишком поглощен решением своих внутренних проблем, чтобы оказать крепости своевременную помощь. Так сообщает Фиришта [200]. Нуниш не упоминает об этом событии. По его сведениям, первая кампания Кришна Девы против Адил-шаха будто бы произошла в 1520 г., когда он совершил поход на Райчур, бывший тогда во владении шаха; и здесь мы видим расхождение между повествованиями Нуниша и Фиришты, так как последний, описывая те же самые события (кампанию 1520 г.), указывает, что "Исмаил Адил-шах делал приготовления к походу с целью отобрать Мудкал и Райчур у райи Биджануггура" - но эти города были взяты около 1512 г., как сказано выше. Чей рассказ ближе к истине, я не могу сказать.
В 1514 г. [201] Кришна Дева Райя предложил Албукерки сумму, эквивалентную 20000 фунтов стерлингов в обмен на исключительное право торговли лошадьми, но португальский губернатор, обладавший наметанным глазом в торговых сделках, отказал ему. Немного позже индийский монарх изменил свое предложение, объявив, что намеревается вести войну против Адил-шаха; и Адил-шах, услышав об этом, сам отправил посольство в Гоа. Албукерки, решив в полной мере использовать преимущества своего положения, вначале написал в Виджаянагар, говоря, что он прекратит поставку лошадей, если раджа не согласится платить ему 30000 крузадо в год и посылать своих собственных слуг в Гоа для отбора животных, а также, что он окажет содействие радже в его войне с султаном при условии оплаты содержания португальских войск; затем он написал султану Биджапура, пригрозив оставить его без ввозимых через Гоа лошадей, если он не уступит королю Португалии определенную часть материка напротив острова (на котором был расположен Гоа. - Aspar). Прежде, чем этот вопрос был улажен, Албукерки скончался (16 декабря 1515 г. - Aspar).
Мы узнаём из этого рассказа, что Кришна Дева Райя замышлял крупную военную акцию против мусульман по крайней мере за 5 лет до его нападения на Райчур - в году, предшествовавшем даже его походу на Удайгири и крепости на востоке, рассказ о котором приведен в хронике Нуниша.
Дуарте Барбоза, кузен Магеллана, посетивший Виджаянагар между 1505 и 1514 гг., в своем повествовании рассказывает, что из себя представлял город в течение этого периода.
Говоря о "королевстве Нарсинга", как португальцы обычно именовали подвластные Виджаянагару территории, Барбоса пишет [202]:
"Оно очень богато и хорошо снабжается продовольствием, в нем множество городов и больших округов".
Он описывает ведущуюся с большим размахом торговлю в морском порту Бхаткал на западном побережье, откуда вывозилось железо, специи, лекарственные снадобья, мираболан (лекарственное растение. - Aspar), а ввозили коней и жемчуг; но относительно последних двух статей импорта он сообщает: "Теперь их привозят в Гоа, из-за португальцев" (т.е. с захватом Гоа португальцы установили режим жесткой блокады прибрежных индийских городов с целью обеспечения торговой монополии только за своей факторией в Гоа. - Aspar). Губернатор Бхаткала был племянником короля Кришна Девы. "Он обладает огромным состоянием, и называет себя королем, но подчиняется верховному королю, своему дяде".
Оставив морской берег и направившись вглубь страны, Барбоза двинулся вверх через горные проходы.
"В 45 милях от этих гор находится большой город, который называется Биджанагуэр, очень густонаселенный и окруженный с одной стороны прочной стеной, а с двух других - рекой и горой. Этот город расположен на ровной местности; король Нарсинги всегда проживает в нем. Он язычник и зовется Рахени [203]. В этом городе ему принадлежат очень большие и красивые дворцы, с многочисленными дворами... В этом городе есть также много других дворцов знатных людей, которые проживают там... Все прочие дома в городе крыты соломой, улицы и площади очень широкие. Их постоянно заполняет бесчисленная толпа, состоящая из представителей всех стран и религий... В городе ведется оживленная торговля... В городе можно увидеть множество драгоценностей, которые привозят из Пегу (государство на юге совр.Бирмы, существовавшее в XIII-XVI вв. - Aspar) и Селани (Цейлона), а в самой стране находят много алмазов, поскольку там существуют алмазные копи: одни - в королевстве Нарсинга, а другие - в королевстве Декани. Также там можно увидеть много жемчуга и перламутра, который привозят из Ормуза и Каэля... а еще, - ткани из шелка, парчи, пурпура, и кораллы...
Король постоянно пребывает в вышеупомянутых дворцах, редко появляясь из них на людях...
Все работы, связанные с удовлетворением нужд короля, выполняют исключительно женщины, которые дежурят за дверьми его покоев; из них же состоит и прислуга во дворце короля; все эти женщины неотлучно живут во дворце, где для них выделены специальные апартаменты...
У короля есть дом [204], в котором он принимает своих губернаторов и чиновников и советуется с ними по государственным делам... Их вносят туда в богато украшенных паланкинах на плечах носильщиков... Много паланкинов и всадников всегда стоят у дверей этого дворца, и король постоянно содержит 900 слонов и более 20000 коней, которые все куплены за его собственные средства... В войске его насчитывается более 100000 воинов, как пеших, так и конных, находящихся у него на жалованье...
Когда король умирает, 400 или 500 женщин сжигают себя вместе с ним... Король Нарсинги часто ведет войну с королем Дакани, который отнял у него много земель, и с другим языческим королем страны Отира (очевидно, Ориссы), лежащей в глубине материка".
Барбоза упоминает, что правителем Гоа, до того, как город перешел под власть португальцев, был "Себаим Делкани", т.е. султан Декана, и упоминает о первом и втором захвате города Албукерки 25 февраля и 25 ноября 1510 г.
Из других источников мы узнаём, что примерно в то же самое время Кришна Дева Райя вел войну со своим взбунтовавшимся вассалом в стране Майсур, Ганга Раджей из Умматура, и одержал над ним верх. Он захватил мощные крепости Сивасамудра и Срирангапаттама, или Серингапатам, приведя всю страну к покорности.
В 1513 г. он отправился в поход против Удайягири, в современном округе Неллоре, великолепно укрепленной цитадели на вершине холма, которой владел тогда король Ориссы [205], и после успешного завершения войны привез с собой из храма на холме статую бога Кришны, которую установил в Виджаянагаре и одарил земельными пожалованиями (одарил, конечно, не саму статую, а скорее всего коллегию браминов, совершавших предписанные религией обряды вокруг новой святыни. - Aspar). Это отмечено пространной надписью, все еще существующей в столице. Затем по королевскому повелению был создан храм Кришнасвами, который, хотя и лежит сейчас в руинах, все еще остается одним из самых интересных памятников в городе. О его постройке также говорится в длинной надписи, высеченной на камне и еще находящейся на своем месте. В то же самое время король построил храм Хазара Рамасвами либо рядом со своим дворцом, либо внутри его.
Нуниш сообщает, что в Удайягири Кришна Дева Райя взял в плен тетю короля Ориссы и увез ее в Виджаянагар. Затем он вел боевые действия против Кондавида, другой очень прочной крепости на холме, также бывшей во владении короля Ориссы, где он в генеральном сражении встретился лично с королем, нанес ему поражение и захватил цитадель после двухмесячной осады. Он оставил здесь Салюва Тимму в качестве губернатора завоеванных провинций и отправился дальше на север, преследуя своего врага (т.е. короля Ориссы. - Aspar). Согласно Нунишу, Салюва Тимма назначил "капитаном" Кондавида своего брата, но в обнаруженной там надписи этот человек назван Надендла Гопамантри (Nadendla Gopamantri) и является племянником Тиммы. Кондавид, по-видимому, входил в состав владений королей Ориссы с 1454 г.; захват этой крепости Кришна Дева Райей произошел в 1515 г. [206] Данные нашего хрониста о рейде короля на север подтверждает надпись в городе Медуру, расположенном в 22 милях к юго-востоку от Безвады на реке Кришна, которая указывает, что в 1516 г. на этот месте состоялась битва между Кришна Девой и неким неприятелем, чье имя стерлось, в которой первый одержал победу.
Король, подступив к Кондавиду, взял город после трехмесячной осады и захватил в нем в плен жену и сына короля Ориссы. О несчастливой судьбе последнего говорится в хронике. Отсюда он прошел к Раджамундри и стоял там 6 месяцев. Вскоре был заключен мир, и Кришна Дева вступил брак с дочерью короля Ориссы [207]. После этого король Кришна предпринял экспедицию против какого-то места на востоке, которое Нуниш называет "Катуир (Catuir)", на Коромандельском побережье, и взял его. Я не смог локализовать это место.
Этими завоеваниями все его владения были приведены в полную покорность монарху.
Нуниш пишет, что нападение на Райчур якобы произошло сразу после кампании против Удайягири, Кондавида и "Катуира", но, согласно данным надписей, эти походы произошли в конце 1515 г., а битва при Райчуре - по крайней мере 5 лет спустя.
Длинное описание войн в юго-восточном Декане между Кули Кутб-шахом, султаном Голконды, и его соседями, как мусульманами, так и индусами, приведено в 3-м томе "Фиришты" полковника Бриггса [208], представляющем собой перевод труда мусульманского историка - не самого Фиришты; и так как он определенно охватывает по меньшей мере часть правления Кришна Дева Райя, представляется целесообразным привести здесь краткий итог его повествования. Однако я пока не могу точно датировать описываемые события, причем в мусульманской хронике наблюдаются значительнее расхождения с индийскими и португальскими источниками, даты которых подтверждают эпиграфические надписи.
Кули Кутб-шах провозгласил себя независимым монархом в 1512 г. Фиришта утверждает, что вскоре после этого султан осадил и захватил Разуконду и Девараконду, крепости, находившиеся соответственно к юго-западу и юго-востоку от Хайдарабада в Телингане. После падения второй из этих крепостей против султана выступил Кришна Дева Райя с огромной армией и захватил часть его владений. Это произошло, по моему мнению, в 1513 г. Индусская армия расположилась лагерем в Пангуле, в излучине реки Кришна, почти прямо на восток от Райчура, и здесь состоялась битва, в которой Кутб-шах одержал победу. Крепость поверглась осаде и капитулировала, после чего мусульмане продолжили наступление к Гханпуру (Ghanpura), в 20 милях к северу. Этот форт был захвачен ценой тяжелых потерь, и султан повел свою армию на Ковилконду, лежавшую в 20 милях к северо-западу, на границе с государством Бидар, владением Ала-ад-дина Имад-шаха. Этот город также был захвачен.
Последовала война с Имад-шахом, в которой султан Кули Кутб снова одержал победу. Вскоре после этого вспыхнули волнения на востоке земель Голконды. Ситапати, раджа Камбампеты на реке Мунийер, который владел обширными территориями - включая Варангал и Белламконду, крепости к югу от реки Кришна, - восстал против мусульман, что вынудило султана обратить свои силы против Белламконды, которую он захватил после долгой осады. В генеральном сражении Ситапати был разгромлен и бежал, а Кули Кутб-шах возвратился в Голконду. Однако раджа привлек на свою сторону многих соседних вождей и собрал большие силы в Камбампете. Узнав об этом, войска Голконды снова выступили ему навстречу; потерпев очередное поражение, Ситапати бежал под защиту "Рамчундера Деу, сына Гуджапатти, который держал свой двор в Кондапилле", т.е. короля Ориссы (Не совсем ясно, какой именно правитель Ориссы имеется в виду. Если, что вероятнее всего, под "Рамчундером" понимать Рамчандру I (1578-1607), то возникает хронологическая неувязка, поскольку он взошел на трон через 60 лет после описываемых событий. В 1510-х гг. раджой Ориссы был Пратапарудра (1497-1540). Возможно, Фиришта механически перенес имя своего современника на более раннего правителя. - Aspar). Султан бросился за ним в погоню и напал на Камбампету, которую он захватил и перебил всех находящихся там мужчин, женщин и детей, а женщин из дома Ситапати забрал в свой гарем. Тем временем множество индусов, охваченных желанием сражаться за свою страну, собралось под знаменем короля Ориссы, и решающая битва произошла около реки в Ралинчинуре, в которой индусы были наголову разбиты. Кули Кутб-шах затем захватил Кондапалле, Эллору и Раджамундри; по условиям заключенного между ним и королем Ориссы мирного договора восточной границей Голконды стала река Годавари, а округа Эллоры и Безвада отошли султану.
Затем на помощь Ориссе выступил Кришна Дева Райя, и султан двинулся к Кондавиду. Он захватил город, но был вынужден отступить из-за нападений, которым подвергалась его армия со стороны Белламконды и Винуконды; первую из этих крепостей он сумел взять, понеся тяжелые потери. После этого он отступил к Кондапалле. Затем на театре военных действий появился Кришна Дева, и осадил мусульманский гарнизон в крепости Белламконда, в ответ на что султан предпринял стремительный марш-бросок и внезапно появился в тылу у индусской армии. В последовавшей битве он одержал победу и снял с крепости осаду, после чего вернулся к Кондавиду и захватил этот город. Узнав о падении Кондавида, Кришна Райя передал "своему военачальнику и зятю Сева Райе" [209] начальство над армией в 100000 пехотинцев и 8000 всадников и приказал ему выступить против мусульман. Султан отступил и расположился лагерем на берегах реки Кришна, уступив Кондавид индусам [210]. Заняв город, войска Виджаянагара продолжали преследовать султана, но мусульмане первыми перешли в наступление, разгромили силы индусов и вынудили их отступить к Кондавиду, который вторично был захвачен армией Голконды, после этого индусы изъявили покорность и согласились платить дань.
Возвратившись в столицу, султан узнал, что в его отсутствие Коилконду (Голконду) осадил Исмаил Адил-шах - султан Биджапура, "по наущению райи Биджануггура" [211]. Он выступил против него и в течение 11 месяцев продолжал с переменным успехом военную кампанию, в конце которой Исмаил умер от лихорадки, и ему наследовал сын Малу. В одной из схваток Кули Кутб-шах получил несколько сабельных ударов в лицо и навсегда остался обезображенным [212].
Я привел всю эту историю целиком, так как она представляет собой последовательную цепь событий в оригинальной передаче мусульманского хрониста. Но, кроме этого, она еще и охватывает период по крайней мере в 20 лет, начиная со второго года правления Кули Кутб-шаха (1512) и заканчивая смертью Исмаила (1534). В то же время точные даты событий остаются для нас неизвестными. Но есть и некоторые точки соприкосновения между нашими источниками. Мы установили, что Кришна Дева Райя взял Кондавид в 1515 г., и участвовал в сражении в его окрестностях в следующем году; и, хотя Нуниш утверждает, что правитель Виджаянагара захватил Кондавид у короля Ориссы, он также упоминает присутствие вооруженных отрядов мусульман в числе противников индусов.
С этими замечаниями мы возвращаемся к истории Виджаянагара.
С 1516 до 1520 г. мы не располагаем данными из индийских источников, которые могли бы пролить свет на положение дел в столице.
Португальцы вели торговлю на побережье и время от времени вступали в стычки с соседними индийскими правителями, но в столице, по-видимому, этому придавали мало значения; иностранцы обычно находились в дружеских отношениях с сюзереном в Виджаянагаре, и при его содействии упрочили торговые связи, тогда как раджа Виджаянагара в целом даже выиграл, наладив с помощью португальцев бесперебойную поставку коней и других необходимых ему статей импорта. Остальная часть владений была спокойной, а жители - покорными его правлению.
Вся страна была разделена - так сообщает нам Нуниш, и его рассказ находит подтверждение в других источниках, - на отдельные наместничества. Каждый правитель обладал определенной независимостью в пределах выделенной ему территории до тех пор, пока он обеспечивал раджу Виджяанагара нужным количеством всадников, пехотинцев и слонов, поставка которых была ценой его владений, в случае, если они срочно требовались для ведения военных действий, и платил ежегодную дань монарху. Если же он не мог или не хотел выполнять условия вассального договора, король был вправе лишить его владений, так как он был верховным собственником всей земли, и наделял представителей знати землей исключительно по своей доброй воле.
Но в течение этой мирной паузы король занимался обширными приготовлениями к крупному вторжению на территорию в междуречье, эту спорную землю, остававшуюся на протяжении почти двух столетия "яблоком раздора" между его предшественниками и северными соседями. Его целью был город Райчур, находившийся тогда под властью мусульман [213], и когда всё было готово, король во главе огромной армии выступил в поход.

Примечания
[189] EPIG. IND., i. 366; IND. ANT., xxiv. 205.
[190] Генрих VIII Английский наследовал трон 22 апреля того же самого года. Интересно, при чтении описания великолепия двора Кришна Райи в повествовании Нуниша, помнить, что в Западной Европе великолепие внешнего убранства и личных украшений, кажется, достигло наивысшей точки в тот же период.
[191] Правителем Банкапура, кажется, был маратх. Нуниш называет его "Guym de Bengapor". Албукерки обращается к нему как к "королю Венгапора" примерно в 1512 г. (Hakluyt edit., iii. 187).
Осорио пишет: - "EST AUTEM VENGAPOR REGIO MEDITERRANEA, CUM ZABAIMI REGIONE CONTINENS" (p. 263).
Каштаньеда указывает, что Албукерки, бывший в то время генерал-губернатором Гоа, отправил два посольства, одно в Виджаянагар, а другое - в "Венгапор", как будто последний был независимым; и добавляет о правителе Венгапора: "Его королевство является истинной и безопасной дорогой в Нарсингу, и хорошо обеспечено продовольствием".
Барруш говорит о том же событии, называя место "Бенгапор" и определенно утверждая, что король был "вассалом Нарсинги" (или Виджаянагара) (Dec. II. l. v. Cap. 3). Впоследствии, называя правителей в тех же окрестностях, Барруш говорит о двух братьях, "Comogij" и "Appagij" (Dec. III. l. iv. cap. 5), и когда он описывает поход Кришна Райи на Райчур - резюмируя рассказ и подробности, приводимые Нунишем - он говорит о "Gim города Bengapor". В l. v. Cap. 3 той же самой "Декады" Барруш сообщает, что "Бенгапор" лежал "на дороге" к Виджаянагару. "Gim," "Guym" и другие имена, по-видимому, представляют собой почтительный маратхский суффикс "-джи."
Банкапур был одной из наиболее важных крепостей в стране Карнатик, расположенной в сорока милях к югу от Дхарвара на прямой дороге из Хонавара в Виджаянагар. Дорога из Бхаткала, излюбленной пристани, сначала идет к северу на Хонавар, затем вглубь страны на Банкапур, и отсюда на Банаваси, Ранибеннур, и по равнинам на Хоспетт и Виджаянагар. Он был известен по меньшей мере еще в 848 г.хиджры, и оставался во владении индусских правителей вплоть до 1573 г., когда был захвачен Али Адил-шахом, и его красивый храм уничтожен. Фиришта называет город "Бикапур" и "Бинкапур" (Scott's edit., i. 47, 69, 85, 86, 119, 301, &c).
[192] "Комментарии Афонсу д`Албукерки" (Hakluyt edit., ii. p. 73). Брат Луис покинув Кочин, отправился в Бхаткал, и отсюда в Виджаянагар.
[193] Dec II. l. v. cap. 3.
[194] См. также Каштаньеду, который был в Индии в 1529 г. (Lib. iii. cap. 12).
[195] Как утверждалось ранее, Фиришта упоминает это событие (Скотт, i. 225).
[196] Пёрчас подытоживает португальское завоевание Гоа следующим образом: "Когда SABAIUS (т.е. "Sabayo") умер, он оставил своего сына Идалкана (IDALCAN) (Адил-хана) очень молодым; после чего его подданные восстали, и король Нарсинги воспользовался этим, чтобы напасть на его владения. Албукерки также использовал свой шанс, осадив и... взяв Гоа с прилегающей территорией. Который был вскоре после этого вновь отвоеван Идалканом, пришедшим туда с сильной армией, а португальцы бежали ночью. Но когда король Нарсинги снова напал на Идалкана, он был вынужден сопротивляться более опасному неприятелю, оставив в Гоа сильный гарнизон, который Албукерки, тем не менее, победил и захватил город". Труд Пёрчаса был опубликован (фолиант) в 1626 г. Он просто следует Баррушу (Dec. I. l. viii cap. 10).
[197] "Комментарии Афонсу д`Албукерки" (изд. Hakluyt, iii. 35).
[198] Имя может представлять собой "Timma Raja."
[199] "Комментарии д`Албукерки", iii. pp. 246 - 247.
[200] Фиришта (Скотт), i. p. 236.
[201] "Комментарии д`Албукерки", iv. 121.
[202] "Восточная Африка и Малабар" (изд. Hakluyt., pp. 73, &c.). Барбоза был сыном Диогу Барбозы, который отплыл в Индию с первым флотом, отправленным во главе с Жуаном да Нова в 1501. Он не приводит никаких дат в его собственных сочинениях, за исключением того, что он завершил свою работу в 1516 г. (Предисловие), после того как "провел бСльшую часть своей молодости в Восточных Индиях". Вероятно, он начал свой труд около 1514 г. Он, несомненно, был в Индийском океане в 1508-9 гг. Заголовок работы - "Описание Восточных Индий и стран на морском побережье Индийского океана в 1514 г." Его труд был опубликован на испанском (переведен с португальского) в 1524 г. Утверждают, что экземпляр, хранящийся в Барселонской Библиотеке - старейший из существующих.
[203] Это имя ожидает объяснения.
[204] Это, вероятно, обозначает очень декорированное строение, внутри которого, я полагаю, находилась правительственная резиденция, окруженными высокой стеной со сторожевыми башнями, и часто называемая "Zenana". Слоновник расположен к востоку от нее. Постройка, о которой идет речь - "No. 29 Комната Совета" на плане Правительства.
[205] Барбоза в 1514 г. упоминает эту экспедицию.
[206] Надпись в Кондавиде, прославляющая Салюва Тимму, указывает, что он захватил крепость в субботу, 23 июня 1515 г. (Ashadha Sukla Harivasara Saurau, Saka 1437). Этой информацией любезно поделился со мной д-р Людерс.
[207] Есть длинная надпись в храме Варадарайясвами в Кондживираме, точно подтверждающая весь этот рассказ. В ней говорится, что король сначала захватил Udayagiri, Bellamkonda, Vinukonda, Kondavid, и другие места; затем Bezvada и Kondapalle, и, наконец, Rajahmundry.
[208] Pp. 354 - 371.
[209] Кришна Райе в 1515 г. было только около двадцати девяти лет; но мы не должны забывать индусский обычай заключения ранних браков, когда будущие невесты находились еще в младенческом возрасте.
[210] Если это имеет отношение к захвату Кришна Райей этого места в 1515 г., то следует отметить здесь, что, по утверждению Нуниша, он был захвачен не у мусульман, но у короля Ориссы.
[211] Фиришта пишет об этом, что Исмаил Адил объединился с Aмиром Баридом в атаке на Телингану и начал осаду Ковилконды. Виджаянагар не имел отношения к причинам кампании.
[212] Фиришта приводит этот рассказ о Джамшид Кутб-шахе, преемнике Кули (1543-50).
[213] Так сообщает Нуниш, но, как говорилось ранее, хроника Фиришты отличается. По-моему, мы должны считать более правильной первую из них, за счет ее очень живописного характера и подробного описания, благодаря которому невозможно поверить, что Нуниш мог ошибаться. Фиришта писал свою работу на много лет позже и был более льстивым, чем те несколько португальцев, которые присутствовали при осаде, и, если я не ошибаюсь, Нуниш также был там лично, или получил свои сведения из первых рук. Рассказ содержит все признаки свидетельства очевидца.

Взято здесь!


Tags: История Индии
Subscribe

  • Вавилон-5

    Капитан-лейтенант Сьюзен Иванова:

  • Последний замок. Джек Вэнс. -4

    10 Проходило лето. Тридцатого июня в Хагедорне и Джанейле отпраздновали День Цветов, хотя насыпь вокруг Джанейла росла с каждым днем. Ксантен…

  • Последний замок. Джек Вэнс. -3

    7 Ксантен докладывал Совету: - Использовать корабли невозможно, меки привели их в негодность. Нам придется отказаться от надежды на помощь…

promo glebminskiy march 26, 17:41 43
Buy for 40 tokens
Уже выкладывал! Но таки не нашёл ещё:( Поэтому повтор! Ищу книгу, в ней два или три исторических романа. Издавалась в 90-е в серии "Орден" или "Легион", или какой-то подобной. Там были исторические романы 19 - начала 20 веков. Автора, или авторов не помню. Но помню, что один роман был посвящён…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments