... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Categories:

Берега Смерти-18

КНИГА ТРЕТЬЯ. V. ИСТИНА


Обширная сеть лабораторий Орландо Шарвиса произвела на Кловиса Марка огромное впечатление. Марка приходилось видеть научные центры, но не столь грандиозные. Лаборатории Орландо Шарвиса были не только удобны, но и красивы. Огромное сооружение в недрах гор было создано Шарвисом, и Марка не сразу смог осознать это.

Лаборатории являлись только частью системы. Сооружение было в действительности дворцом невероятной красоты.

Здесь можно было найти галереи и залы, с которыми по архитектуре и дизайну не могло сравниться ничто в истории мира. Кловис Марка был поражен, он чувствовал, что человека, создавшего такую красоту, невозможно обвинить в злом умысле.

В одном очень большом зале он увидел несколько удивительных произведений искусства, которые явно не были творениями Шарвиса. Несомненно, это были работы Аллодия.

Марка отправился на поиски Шарвиса и нашел его сидевшим в кресле в комнате, залитой мягким, приглушенным светом. Он спросил Шарвиса о работах Аллодия.

— Обычно, — сказал Шарвис, — я не прошу платы за то, что делаю, но Аллодий настоял. Он был единственным современным художником, которым я восхищался. Так что я был рад принять его подарок. Я надеюсь, тебе понравилось? Мне бы очень хотелось, чтобы когда-нибудь и другие смогли это увидеть.

— Так ты не против посетителей?

— Нет, особенно если они обладают вкусом и интеллектом. Аллодий пробыл здесь до операции несколько дней. Я надолго запомню наши увлекательные беседы.

Воспоминание о мученических глазах Аллодия всплыло в памяти Марка, и он почувствовал тревогу.

Шарвис печально улыбнулся.

— Я не могу отказать никому, Марка. Я наслаждался бы обществом Аллодия и до сих пор, но, в конце концов, мне пришлось выполнить его просьбу… Боюсь, ты тоже останешься со мной недолго.

В смятении Марка покинул комнату.

Во дворце Шарвиса терялось ощущение времени. Здесь не было часов, и Марка не замечал бега дней. Однажды, может быть, через день или два после разговора об Аллодии ученый отыскал Марка, слушавшего одно из произведений гения-страдальца.

— Может быть, тебя сердит, что я прервал тебя, — прошептал Шарвис. — Но наш приятель Тейк, наконец, прибыл. Он выбрал простейшую дорогу и вошел через главный вход. Я рад, что он пришел, ибо я хотел бы поговорить с вами обоими. Сейчас я покину тебя, чтобы ты мог дослушать роман…

Марка взглянул на покрытое пятнами лицо Шарвиса, казавшееся встревоженным, но по выпуклым стеклянным глазам ученого невозможно было понять, что тот на самом деле переживал.

— Нет, я сейчас иду, — сказал Марка, поднимаясь.

Они прошли в комнату с люминесцентными стенами, где встретились в первый раз.

Тейк уже был здесь. Он стоял в середине, и цветные тени играли на его лице. Руки его были заложены за спину.

Он поднял голову и кивнул Марка:

— Мне надо было разбить твой череп вдребезги и забрать с собой труп, — сказал он. — Прости, Кловис Марка.

Марка был растерян и зол, ведь перед ним стоял человек, который дважды пытался убить его.

— Мне кажется, ты заблуждаешься, Тейк. Я разговаривал с Орландо Шарвисом и…

— И ты столь же доверчив, как и все остальные. Я предупреждал, что так оно и будет. Он заморочил тебе голову! Что ты ему сказал, Орландо?

Ученый развел гибкими руками:

— Я только правдиво ответил на его вопросы, Эзек.

— Правдоподобно, ты хочешь сказать. Твоя истина и моя — это совершенно разные вещи.

Марка стало жаль Тейка.

— Шарвис говорит правду, — сказал он. — Он был честен со мной. Не лгал. Не пытался побуждать меня делать то, чего я не хочу. В какой-то степени он даже пытался меня отговорить…

— В какой-то степени? — с отчаяньем в голосе отозвался Тейк. — Глупец, мне жаль времени, которое я потратил, пытаясь спасти тебя.

— Я же сказал, у меня есть своя голова. Я не нуждаюсь в твоей опеке!

— Да нет у тебя уже своей головы, и неважно, понимаешь ты это или нет. Ты уже принадлежишь Шарвису, кретин!

— Пожалуйста, Эзек, не роняй своего достоинства, — прервал его Шарвис, выплывая вперед. — Ну, когда я пытался навязать свою волю другим? По крайней мере, со времени неудачи на Титане. Разве я обманывал тебя, Эзек? Я всегда был откровенен с тобой.

— Ты — дьявол. Ты уничтожил меня.

— В те дни я еще учился. Ты хотел того, что я мог дать тебе. Так почему теперь ты винишь меня за давние ошибки? Эти выпады не делают тебе чести.

— Ты не был невеждой, ты был рожден со знаниями, и это превратило тебя в чудовище…

— Тейк, остановись, — Марка взял его за руку. — В том, что он говорит, есть доля истины.

— Ты ничего не знаешь и не разбираешься в том, что он сделал. И сделал не только со мной, но и со всеми, кто когда-либо с ним общался. Он хитер, имеет дар убеждения и злобен до мозга костей. Не верь тому, что он тебе говорит. Он дал мне бессмертие, но лишил меня малейшей возможности ценить жизнь. Счастье и любовь мне недоступны. Единственное, что мне осталось, — страдание. Я мертв, но он отказывает мне в смерти, и все его дары таковы — с подвохом. Он притворяется, что не навязывает своей воли другим, однако ты оказываешься в его власти. У него же в душе нет ничего, кроме стремления делать всех себе подобными.

— Ты хочешь, чтобы я убил тебя, Эзек? — спросил Шарвис. — Ты действительно этого хочешь? Ты отдаешь себе отчет в том, что говоришь? Смерть. Бесповоротная. Оживить тебя я больше не смогу.

— Теперь ты пытаешься пробудить во мне надежду, — сказал Тейк, отворачиваясь. — Потом ты снова скажешь, что у тебя не хватает духу убить меня.

— Это будет зависеть… — размышлял вслух Шарвис. — Это будет зависеть от решения Кловиса Марка, — прежде чем Марка успел спросить, о каком решении идет речь, Шарвис продолжил. — Алмер и твоя женщина, Фастина, уже здесь.

— Здесь? Каким образом?

— Алмер с Фастиной Кахмин облетал в своем скутере Луну. Я ждал этого момента. Я приоткрыл тоннель, Алмер влетел в него. После этого я тоннель закрыл, и Алмеру ничего не оставалось делать, как прибыть сюда. После этого мои роботы проводили их до лаборатории. Сейчас Алмер и Фастина ждут у входа.

— А люди Алмера по-прежнему продолжают поиски?

— Нет. Я был вынужден удалить всякие источники тепла в том районе, так что они не мертвы, просто находятся в анабиозе.

— Заморожены? — спросил Марка.

— В какой-то степени. Теперь скажи, как ты хочешь поступить с Алмером и женщиной. Ты хочешь увидеться с ними?

— Алмер может прибегнуть к насилию…

Шарвис хмыкнул:

— Сколько угодно! Но я сомневаюсь, что ему это удастся сделать!

— Я бы хотел увидеться с Фастиной, поговорить с ней. И еще я хотел бы спросить тебя…

— О чем же?

— Ты можешь дать бессмертие и ей?

— Да, смогу, с теми материалам, которые у нас есть.

— Так ты их нашел?

— Да, скорее всего.

Марка не совсем понял, что Шарвис имел в виду. Он повернулся к Тейку:

— Ты был очень мелодраматичен, Тейк. Неужели ты действительно желаешь смерти?

Тейк ответил, не поворачиваясь:

— Спроси Шарвиса, сколько раз я умолял его об этом!

Шарвис сложил губы трубочкой.

— Кто знает, — сказал он. — Может быть, сегодня сбудется мечта каждого. Пойду-ка я приведу новоприбывших.

Он вошел в стену и исчез. Тейк повернулся к Марку.

— Опомнись, пока еще есть время, — настойчиво произнес он. — Уходи с Фастиной. Я убью Алмера, и тебе ничего больше не будет угрожать.

Марка покачал головой.

— Шарвис, конечно, не совсем нормален, — сказал он. — Но я уверен, твое суждение о нем необъективно…

— Я слишком много знаю о нем. Он мудрее любого. Он знает, как обвести вокруг пальца таких, как ты. Ничего, кроме вреда, он тебе не принесет. Если он даст тебе бессмертие, как дал мне, ты ничего не приобретешь, кроме отчаяния, вечного отчаяния! Хоть это ты понимаешь?

— А может быть, твои эмоции мертвы, потому что ты боишься их пробудить? — спросил Марка. — Ты не подумал, что вина лежит на тебе, а не на Шарвисе?

— Ты уже принял его логику, я вижу, — сказал Тейк. — Я пытался спасти тебя от вечных страданий, но ты не слушаешь. Хорошо. Я умываю руки.

— Я еще ничего не решил.

— Ты решил уже тогда, когда впервые услышал об Орландо Шарвисе. Не обманывай себя, Кловис Марка.

Из стены выступил Шарвис, за ним Алмер и побледневшая Фастина.

Алмер по-прежнему был в плаще и маске. На боку у него висел меч. Он сохранил обычный надменный вид, хотя на сей раз надменность, скорее всего, была вызвана страхом.

— Где я нахожусь? — спросил он, как только увидел Марка. — Что это за существо?

Фастина подбежала к Кловису. Отчаяние на ее лице сменилось облегчением.

— Ох, Кловис.

Он обнял ее и поцеловал. Фастина дрожала.

— Что бы ни случилось, мы теперь в безопасности, — уверил он ее. — Прости, я оставил тебя так внезапно… Но все к лучшему, ты в этом скоро убедишься.

Она взглянула на него. В ее темно-синих глазах стояли слезы.

— Ты уверен?

— Уверен.

Алмер указал пальцем на Шарвиса:

— Предупреждаю, кем бы ты ни был, — я правлю Землей, включая и ночную сторону. Под моей командой — целая армия.

Шарвис улыбнулся.

— Я тебе не причиню зла, Андрос Алмер. Судя по твоим мыслям, ты испуган и боишься собственной слабости больше, чем когда-либо. Ничего с тобой не случится. Я рад всем, кто меня посещает. Кроме того, я удовлетворяю просьбы всех желающих. Успокойся.

Алмер положил руку на эфес и повернулся к Марка.

— Он что, твой союзник?

— Он никому не союзник, — ответил ему Марка. — Делай, что он говорит. Успокойся.

— Этот мир внутри Луны, — сказал Алмер, подойдя к кушетке и присев, — как он был создан? Я ничего не слышал о нем.

— Орландо Шарвис создал его, — сказал Марка.

Алмер взглянул на гиганта со змеиной головой и ничего не выражающими стрекозиными глазами:

— Так это ты, Орландо Шарвис, ученый? Я думал, ты мертв. Что с тобой произошло, почему ты так странно выглядишь?

Шарвис пожал плечами:

— Кловис Марка тебе объяснит. Мне надо отлучиться ненадолго.

Пока Шарвис отсутствовал, Марка объяснил все Алмеру и Фастине. Когда он закончил, Алмер сказал:

— Он нейтрален, ты говоришь? Он сделает все, о чем его ни попросишь?

— Все, что в его власти.

В тени шевельнулся Тейк.

— Ты заслуживаешь дара Шарвиса, Андрос Алмер.

— Что он хочет сказать? — спросил Алмер.

— Не обращай внимания, у него старые счеты с Шарвисом, — ответил Марка. Только сейчас он понял, что означает нейтральность Шарвиса. Если он удовлетворит просьбу Алмера, то каковы будут последствия.

Шарвис вернулся.

— Ну что ж, Эзек, — сказал он Тейку. — Слушай, что я могу сделать. Мне не хватает некоторых элементов, чтобы даровать бессмертие Кловису Марка. Чтобы получить их, я должен буду уничтожить тебя. Как прекрасно получается: бессмертие в обмен на твою смерть. И каждый получает то, чего хочет.

— Я еще не сказал, что хочу бессмертия, — предупредил Марка. — Только если Фастина тоже хочет.

— Я обещал помочь вам обоим, — ответил Шарвис.

— Что ты скажешь, Фастина? — спросил Марка.

— А я тебе не наскучу за вечность?

— Ты согласна принять дар Шарвиса и стать бессмертной?

Она поколебалась, потом прошептала:

— Да.

Шарвис глянул на Тейка.

— А ты что скажешь, Эзек? Бессмертие Марка за твою жизнь.

Тейк покачал головой:

— Одна из твоих шуточек, Орландо? Ты же знаешь, что я не пойду на это…

Марка прервал его:

— Так я и думал. Ты все болтал об ужасах бессмертия, но теперь, когда дошло до дела, держишься за жизнь двумя руками. Так-то вот.

Тейк прошел на середину и ухватил Марка за плечо:

— Тобой восхищались за твой ум, Кловис Марка, и кем ты стал? Эгоистичным глупцом. Моя мечта о смерти, вероятно, перевешивает твое желание бессмертия. Ты совершенно упустил из виду, насколько тонок план Орландо.

— И в чем же эта тонкость?

— Он знает, что я пытался удержать тебя от поступка, который принесет тебе неимоверные страдания! Знает, что я не могу позволить другому человеку страдать, как страдаю я. И вот он предлагает мне исполнение моей мечты в обмен на твою гибель! Теперь ты видишь?

— Мне кажется, ты все усложняешь, — сказал Марка холодно. — Я согласен на бессмертие и воспользуюсь им.

Тейк отошел к мерцающей стене, лицо его выражало муку:

— Ну, хорошо, — произнес он тихо, — бери свое бессмертие и надейся, что однажды Орландо Шарвис сделает тебе такое же предложение, как сейчас мне.

Спор привлек всеобщее внимание, и никто не заметил, как Андрос Алмер выхватил меч и приставил его к груди ученого.

Шарвиса это не удивило. Видимо, он прочитал мысли Алмера еще до того, как тот пересек комнату. Ученый легко вырвал меч из руки Алмера, сломал пополам и бросил обломки на пол.

— Чего ты хотел добиться? — спросил Шарвис мягко.

— Я хотел заставить тебя освободить меня.

— Зачем?

— Потому что ты союзник Марка.

— Я уже сказал тебе, я не состою ни у кого в союзниках. Просто делаю то, о чем меня просят.

— Можешь ты повернуть Землю? — внезапно спросил Алмер.

Шарвис задумчиво улыбнулся:

— Так ты хочешь этого? О-о, ты собираешься приписать заслугу себе, создать себе репутацию всемогущего. Ты полон суеверий, Алмер, и сам об этом знаешь.

— Так ты можешь повернуть мир? Можешь?

— Тебе кажется, если я это сделаю, ты получишь абсолютную власть над миром, так?

— Да. Но тебя я оставлю в покое. Не в моих интересах раскрывать твое местопребывание. Да и вообще вспоминать о тебе.

Орландо взглянул на Алмера и опять улыбнулся.

— А с Кловисом Марка и Фастиной Кахмин как же?

— Я не трону их, клянусь.

— Я уже какое-то время занимаюсь этим проектом, — сказал Шарвис. — Правда, оборудование еще не опробовано… Со времени набега меня интересовала техника космических пришельцев, и мне удалось разгадать часть их секретов. Пожалуй, я смогу это сделать, правда, повторяю, оборудование еще не опробовано.

— Попробуй, — возбужденно произнес Алмер. — Я дам тебе все, что ты захочешь.

Шарвис покачал головой.

— Я не прошу платы за то, что делаю. Что ж, поглядим. Но сначала я должен решить проблему Кловиса Марка, — Шарвис оглядел всех. — Тейк, ты уверен, что готов принести эту жертву?

— Это не жертва. Марка будет страдать, не я.

— А вы двое — Кловис, Фастина?

— Я готов, — сказал Марка. Фастина, поколебавшись, кивнула.

— Тогда начнем немедленно, — сказал Шарвис решительно. — Подожди здесь, Алмер, и мы попозже обсудим твою просьбу. Можешь пока осмотреть лаборатории. Я найду тебя, когда освобожусь.

Тейк, Марка и Фастина проследовали за ним сквозь стену и сводчатый коридор.

— Я уже приготовил оборудование, — сказал он. — Сама операция продлиться недолго.

Фастина ухватилась за руку Марка, но ничего не сказала.

Tags: Майкл Муркок, антиутопия, фантастика
Subscribe

  • Меркадье - правая лапа Льва

    Меркадье, знаменитый в XII веке предводитель рутьеров, скорей всего был родом с Юга Франции из обширного Аквитанского герцогства, которое в тот…

  • Средневековый замок-5

    У этих государей, однако, существовало свое собственное представление о верности. Об этом свидетельствуют два письменных источника, относящихся к…

  • Средневековый замок-4

    Замки оберегают весь порядок, но сами они включены в сите, являются частью того, что очевиднее всего сохранилось от былых государственных структур.…

promo glebminskiy march 26, 17:41 43
Buy for 40 tokens
Уже выкладывал! Но таки не нашёл ещё:( Поэтому повтор! Ищу книгу, в ней два или три исторических романа. Издавалась в 90-е в серии "Орден" или "Легион", или какой-то подобной. Там были исторические романы 19 - начала 20 веков. Автора, или авторов не помню. Но помню, что один роман был посвящён…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments