... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Categories:

Берега Смерти-16

КНИГА ТРЕТЬЯ. III. КЛЕТКА


Скутер Тейка углублялся все дальше и дальше в ночь. Марка подозревал, что так оно и будет, поэтому не стремился держать золотой скутер в поле зрения, но лишь еще раз убедился, что сможет следить за ним с помощью локатора. Свет постепенно блек, тени удлинялись, пока все вокруг не залила темнота. Заметно похолодало. Скутер, предназначенный для использования на дневной стороне, не имел обогревателя, и Марка съежился, пытаясь согреться под плащом. Он видел лишь нависавшие над ним массивные облака и таинственно мигающие звезды. Луну сбросили еще космические пришельцы, когда останавливали Землю. Сейчас она лежала где-то в Тихом океане.

От холода Марка не мог больше следить за приборами и совершенно не представлял себе, где находится, хотя, судя по морозу, под ним простиралось одно из ледовых полей, покрывавших Землю и океан на ночной стороне.

Им овладела апатия, восприятие действительности стало зыбким, он настолько отупел, что даже не додумался защитить себя от холода силовым полем.

Много позже, почти совсем окоченев, он заметил, что скутер снижается.

Перегнувшись через борт, Кловис увидел нескончаемую ледовую равнину, а чуть впереди мрачные очертания какой-то горной гряды. Скутер мчался прямо к ней.

Марка подумал, что скоро врежется в склон. Только тогда ему пришло в голову включить силовое поле, чтобы смягчить удар.

Удара не последовало. Вместо этого скутер нырнул в огромную пещеру.

Полет через тело горы продолжался так долго, что Марка пришлось отключить поле — ему не хватало воздуха. К его радости в тоннеле оказалось тепло. Скутер проникал все глубже и глубже в недра горы. Казалось, этому не будет конца, однако после очередного поворота впереди забрезжил слабый свет.

Марка мог теперь осмотреться. Масштабы подземного тоннеля поражали, через него мог пролететь даже звездолет.

Скутер начал замедлять ход и скоро остановился совсем, приземлившись вплотную к стене. Там, в нише, Марка увидел золотистый скутер, принадлежавший когда-то Фастине.

Ощупав стену, Марка вдруг понял, где находится, — внутри упавшей Луны.

Он обыскал скутер, нашел гравипояс и медленно поплыл к сияющему впереди провалу.

Глаза его не сразу привыкли к яркому свету, но он сумел разглядеть, что тоннель привел его к колоссальной искусственной каверне в недрах Луны. Прикрыв глаза рукой, Марка взглянул вверх. Там пульсировал плазменный шар, явное творение рук человеческих.

Почву покрывал черно-красный мох, вдали вздымались темные громады скал. Небо казалось оранжевым.

Это был странный, неуютный мир, но создан он был человеком, и этим человеком мог быть только Орландо Шарвис.

Сколько времени ушло на то, чтобы создать эту каверну и крошечный мирок внутри? Да и зачем это нужно было Шарвису?

Марка ощутил приступ страха. Тейк исчез, и вообще место казалось совершенно безлюдным. Перед ним высился скальный массив — плато, вздымавшееся из пены черно-алого мха.

По теплому, абсолютно неподвижному воздуху Марка поплыл в сторону скал.

Поднявшись над плато, он заметил нечто, напоминавшее невероятно сложный, непонятный огромный механизм. Внутри громадины что-то вспыхивало и сияло, мерцая. Нечто лежало в углублении посреди плато, окруженное наклоненными внутрь, отбрасывающими зубчатые тени скалами. Казалось, оно лежит в пасти какого-то огромного хищного зверя.

Только приблизившись довольно близко, Марка сообразил, что видит поселение. Городок, состоящий из домов золотых, серебряных, рубиновых, изумрудных, алмазных оттенков, утопал в своем собственном сиянии. Дома были разбросаны хаотично, казалось, они наклоняются друг к другу в надежде найти поддержку и участие.

Кое-где виднелись полоски культивируемой земли, небольшие пруды, странные машины и тонкие линии сети передач.

Очевидно, городок постепенно, без всякого плана разрастался, и было ясно, что условия жизни здесь более примитивны, чем где-либо на планете.

«Почему люди оставались жить в этом искусственному мире? У них же был выбор», — подумал Кловис.

Марка опустился на землю возле окружавших городок скал.

Теперь он заметил несколько фигурок, медленно двигавшихся между домами. Вблизи город не выглядел таким нелепым и неустроенным, хотя было очевидно, что домишки сооружены из частей обшивки звездолетов.

Марка осторожно двинулся к ближайшему дому. И тут перед ним вдруг возник, точно вырос из-под земли, высокий старик с вьющимися седыми волосами, в кремовом плаще и желтых лосинах с огромным ящиком, прикрепленным к голой груди.

— Странник, добро пожаловать! — чинно произнес он, строго глядя на Марка. — Ты входишь в святое место. Центр Мироздания, Движитель Сфер. Добро пожаловать, пилигрим, — с величавым достоинством он повел рукой, показывая на дверной проем.

Марка не двинулся с места. Он узнал этот жаргон. Старик был членом Деистической Церкви Зодиака — культа, который процветал еще до набега, но потом быстро сошел на нет.

— Кто ты? — спросил Марка. — Сколько ты уже здесь?

— У меня нет имени, я хранитель Центра Мироздания и здесь уже целую вечность.

Перед Кловисом явно был сумасшедший.

— А что это за ящик у тебя на груди? — полюбопытствовал он, приглядываясь. Из ящика тянулись прямо в тело старика разноцветные длинные провода. — Зачем он?

— Ящик? У меня нет никакого ящика.

Умалишенный отошел, согнулся в три погибели и скрылся в дверном проеме.

Марка пошел дальше. Из домов доносились голоса, стоны, какие-то хрипы, и было непонятно, издавали эти звуки люди или испорченные механизмы. Кловис никого больше не встретил, пока не вышел на небольшую площадку.

Там, в тени здания, сидел мужчина. Марка подошел к нему. Мужчина смотрел прямо на Кловиса, но явно его не видел. Марка присел.

— Можешь сказать мне, что это за место?

— Райские Кущи, — ответил мужчина без всякой интонации, даже не повернувшись к Марка, и сухо, безнадежно рассмеялся.

Марка встал.

Вдали он заметил нечто, показавшееся ему вначале лишь путаницей колец и кабелей, паутиной почти семи футов высотой и двух футов в диаметре, с голубыми, серебряными и золотыми нитями в центре. Подойдя, Марка различил внутри очертания человеческой фигуры. До него донесся чистый приятный голос.

— Доброе утро, гость. Я заметил, как ты шел по полям. Какой теплый день, правда?

— Поля? — переспросил Марка. — Здесь нет полей — только мох.

Голос хихикнул:

— Ты, должно быть, немного не в себе, но ты же только что миновал их! Ты прошел мимо фермы, по дороге, через ворота, и теперь ты здесь. Мне нравятся гости.

Марка понял, что человек живет в своем иллюзорном мире, как и тот старик с ящиком. Но потом Марка вдруг догадался, что за паутина окутывает несчастного безумца: это было давнее изобретение, предназначенное для борьбы с космофобией. Человеческий разум и тело полностью контролировались устройством, имитировавшим земное окружение. Изобретение работало неплохо, но от него пришлось отказаться, потому что однажды подсоединенный, этот имитатор должен был быть подсоединен постоянно, в противном случае наступала смерть от острого психического шока. Кроме того, в результате использования устройства возникал своего рода рак, распространявшийся по спинному мозгу и приводивший к смерти более ужасной и мучительной, чем смерть от космофобии.

Человек в паутине, теперь казавшейся Кловису клеткой, приблизился, передвигаясь судорожными рывками. Изнутри высунулась рука и коснулась плеча Марка.

— Ты, — сказал ясный голос. — Ты, ты. Ты. Ты.

Последовало долгое напряженное молчание.

— Я, — произнес наконец человек, заключенный в клетку, развернулся и направился на прежнее место.

Марка двинулся дальше. Человек в клетке назвал это место Райскими Кущами, однако оно больше походило на Преисподнюю. Видимо, весь городок был населен сумасшедшими.

Кловис постучал в стену ближайшей хибары и позвал:

— Есть кто-нибудь?

После этого он, наклонив голову, вошел. Запах в помещении был ужасен. С большого квадратного матраса внезапно поднялся юноша. Лежавшая рядом с ним девушка отвернулась.

Но были ли они действительно молоды? Приглядевшись, Марка понял, что так, скорее, могли выглядеть чудом омоложенные старики.

— Убирайся, — грубо сказал мужчина.

Снаружи Марка отдышался и огляделся. Он начал понимать, что было бы гораздо разумнее покинуть городок и вернуться к скутеру.

Почему все эти люди прибыли сюда? Почему они избрали для себя столь ужасное существование?

Блуждая по неухоженным, запутанным улочкам, Кловис встретил еще одного человека. Его череп был вскрыт так, что можно было видеть мозг, защищенный чем-то вроде силового экрана. От мозга к ящику на его спине, переплетаясь и извиваясь, как змеи, тянулись провода.

— Почему ты здесь? — спросил его Марка. Мужчина меланхолично улыбнулся:

— Потому что я этого хотел.

— Это сделал Орландо Шарвис?

— Да.

— Наказание?

Улыбка расплылась еще шире:

— Нет, конечно. Я сам просил его. Ты понимаешь, благодаря этому я, вероятно, самый умный человек в мире, — он показал пальцем на ящик за спиной.

Внезапно улыбка сменилась выражением страха.

— Не задерживай меня, мне надо спешить.

— Куда?

— Этой штуке требуется огромное количество энергии, ее надо подзаряжать каждые двадцать минут. Или я умру, — спотыкаясь, он побрел дальше.

— Шарвис дал, Шарвис взял, — произнес за спиной чей-то саркастический голос.

Марка не узнал цитаты, но, оглянувшись, узнал говорившего.

Бледный, тонкогубый, с глазами, полными горечи, человек расправлял складки свободной черной тоги. На пальцах его было множество колец с ганимедскими гипноалександритами. Сконцентрировав на них внимание, можно было впасть в сомнамбулическое состояние.

Это был Филос Дамьяго. Он совершил последнее до набега пришельцев убийство на Земле. Он исчез сто пятьдесят лет назад. Но его лицо Марка знал по историческим фильмам. Марка невольно усмехнулся, подумав, что Дамьяго, вернувшись на дневную сторону, уже не будет единственным убийцей и потеряет свою исключительность.

— Филос Дамьяго?

— Да, верно. Как тебе мой вариант цитаты? Ты знаешь ее?

— Боюсь, что нет.

— Мало читаешь.

— Я думал, что неплохо образован, но…

— Это из Библии. Я много читал древних авторов: Шекспира, Милтона, Толстого, Хедсона. Слышал эти имена?

— Слышал и читал кое-что у каждого, насколько я помню.

— Я был литературоведом. Древняя литература была моей специальностью. Я, наверное, чересчур увлекся ею…

— Ты убил своего брата…

— Именно. Но кровь и смерть — не для меня. Боюсь, я слишком много возомнил о себе…

— Ты здесь с тех самых пор?

Дамьяго покачал головой:

— Нет, сначала я пожил немного в сумеречной зоне и только потом прибыл сюда.

— Искал Орландо Шарвиса, да?

— Да. Как и все остальные, до меня и после.

— Не похоже, чтобы это тебя как-то изменило, в отличие от прочих.

Дамьяго улыбнулся:

— Во всяком случае, не внешне.

— Так что же ты хотел от Шарвиса?

— Время. Я хотел, чтобы у меня было достаточно времени для изучения каждого произведения литературы, когда-либо написанного, и время, за которое я успел бы написать мою историю литературы.

— И Шарвис помог тебе?

— Да, конечно. Он прооперировал меня, я могу теперь прожить еще, по крайней мере, пятьсот лет.

— Да, времени действительно достаточно, чтобы сделать все, что ты хочешь.

— Согласен, — губы Дамьяго шевельнулись, словно он хотел добавить что-то еще.

— Так в чем же дело? — Марка почувствовал раздражение. Ему не терпелось отыскать Тейка.

— Операция повлияла на мой мозг, на оптические центры. У меня дислексия.

Кловису стало жаль его.

— В этой ситуации ты держишься молодцом. У тебя, должно быть, могучая воля, Дамьяго.

Дамьяго пожал плечами.

— У меня есть свои способы сохранять рассудок. Я нашел себе новое развлечение. Ты хотел бы взглянуть?

Дамьяго повернулся и вошел в ближайшую хибару. Марка последовал за ним. Хорошо освещенное помещение оказалось больше, чем он ожидал. В центре, на возвышении, стояла большая незаконченная композиция. Она, безусловно, производила впечатление, но какое? В качестве материала были использованы человеческие кости.

Марка изменил свое мнение о состоянии психики Дамьяго.

— И тебе долго приходится искать материал? — спросил Марка, не зная, как выпутаться.

— Да нет, они все приходят ко мне, в конце концов. Если вдуматься, я самый ценный член этой общины. Они хотят умереть, а мне нужны их кости. Со временем, возможно, ты тоже придешь ко мне…

— Не думаю.

— Не зарекайся. Ты же прибыл сюда в поисках Орландо, верно? И не собираешься покидать нас, увидев, что здесь творится с людьми?

— Вполне вероятно, именно так я и поступлю.

— Разумно, — Дамьяго присел на край постамента. — Тогда уходи! Прощай!

— Но я хотел бы выяснить все до конца. Мне кажется, Аллодий, замечательный поэт, артист, художник, тоже должен быть здесь, и человек по имени Тейк…

— А-а, ты уже колеблешься. Я предупреждал Аллодия и предупреждаю тебя: ничего хорошего из этого не выйдет.

— Орландо не любит посетителей?

— Напротив. Он очень рад им. Будет рад и тебе, особенно когда ты скажешь, чего хочешь. Ты ведь тоже чего-то хочешь от него?

— Может быть. Ну, вообще-то я прибыл сюда не для встречи с Шарвисом. Я даже не знаю теперь, зачем я пришел. Но раз уж я здесь, мне хотелось бы, по крайней мере, повидать Аллодия. Я хорошо его знал.

— Если ты его знал, тебе лучше с ним не встречаться.

— Где он?

Дамьяго огорченно развел руками, но все-таки показал:

— Аллодий живет направо от тех высоких утесов. Шарвиса ищи в горах: его лаборатории пронизывают горы насквозь. Добравшись до жилища Аллодия, ты увидишь высокий столб из полированного камня. Он отмечает вход в обиталище Шарвиса.

— Я же сказал, не думаю, что мне захочется теперь его видеть.

Дамьяго неопределенно кивнул:

— Твое дело.

Кловис Марка стоял на краю скалы, освещенной лучами искусственного солнца. Рядом, в кресле с высокой спинкой, сидел мертвенно-неподвижный Аллодий.

Уже второй раз Марка спрашивал:

— Аллодий, я тебе не помешал?

Тот не отвечал и даже не шевелился. Нервничая, Марка подошел ближе.

— Аллодий, я Кловис Марка, — он осторожно обогнул кресло, стоявшее на самом краю.

Аллодий продолжал отрешенно смотреть в пространство. Солнце, бившее прямо в глаза, казалось, не мешало ему. Марка уже было подумал, не мертв ли он?

— Аллодий?

Во всем облике старика чувствовался недюжинный характер. Он был крупным мужчиной, с могучими мускулами, широкой грудью. Голову, массивную, тяжелую, украшала грива густых вьющихся волос. Его полные губы скривились в гримасе, одновременно жестокой, чувственной и сардонической. Но все это было заморожено, неподвижно, словно Аллодий превратился в статую, и только глаза жили на омертвевшем лице.

Марка наклонился, заглянул Аллодию прямо в глаза и в ужасе отпрянул, чуть не сорвавшись в пропасть. В глазах старика, так и не узнавшего его, Кловис прочитал невыразимую муку. Точно немой, ничего не понимающий зверь бился и метался в клетке черепа.

Аллодий уже явно был не способен мыслить. Он только чувствовал. Марка не мог выдержать этого взгляда, взгляда страдающего животного. Он отвернулся.

Аллодий был гением, его интеллект и творческий потенциал не имели себе равных. Он создавал величайшие произведения искусства — причудливые сочетания поэзии, прозы, живописи, скульптуры, музыки и драмы, поражавшие и восхищавшие всех без исключения. Теперь же словно что-то разрушило его сознание, оставив чувства нетронутыми. Он воспринимал окружающее, но как?

Марка решил избавить Аллодия от страданий. Он взялся за спинку кресла и принялся толкать его к краю скалы. Сзади вдруг послышался голос:

— Это не выход, Кловис Марка, — голос принадлежал Тейку.

Марка повернулся. Тейк стоял, сложив на груди руки и привычно наклонив голову.

— Почему?

— У него есть то, что хотел ты.

— Это? Я хотел вовсе не этого.

— Он — бессмертен! Попросил Орландо Шарвиса, и тот сыграл с ним шутку. Аллодий обрел бессмертие, но потерял ощущение времени.

— Шутку? — Марка едва мог говорить. — Аллодий был величайшим…

— Да, Шарвис знал, кем он был. В этом, видишь ли, и заключалась шутка.

Помолчав, Марка спросил:

— Есть ли какой-нибудь способ убить Аллодия?

— Боюсь, что он неуязвим, как и я.

— Ты тоже бессмертен, мистер Тейк? Я так и думал.

Тейк сухо рассмеялся:

— Я — бессмертен, я — супермен, мои рефлексы в десять раз быстрее, сила в десять раз больше, чем были раньше. Меня нельзя убить. Я даже не могу покончить с собой. Только Шарвис, сделавший меня таким, может меня уничтожить. А он отказывается, ведь я — его первый бессмертный. Когда-то я был солдатом и сбежал вместе с Шарвисом по окончании Последней Войны. Я был его помощником, когда он формировал свою экспедицию на Титан. К тому времени он уже провел эксперименты на мне и других. Они умерли, а я выжил. Парадокс — я готов был рискнуть жизнью ради бессмертия. После того, как он прооперировал себя, мы отправились на Титан и именно благодаря нашему отличию от других выжили.

— А другие?

— Несмотря на все новые и новые операции, они погибли один за другим. Тогда Шарвис и я вернулись на ночную сторону Земли, на Луну.

— Как вам удалось создать этот мир?

— Мы начали работу еще до отлета. Здесь был построен звездолет на Титан. У Шарвиса множество машин, они способны делать все, что угодно. А материалов здесь хватает.

— А теперь ты находишь свое бессмертие невыносимым, почему?

— Он дал мне бессмертие, но отнял мою жизнь.

— Шарвис дал, Шарвис взял, — пробормотал Марка. — Это слова Дамьяго. Знаешь Дамьяго?

— Я знаю всех. Это я присматриваю за ними. Шарвису некогда.

Марка взглянул на горы.

— Дамьяго сказал, что лаборатория Шарвиса там. Тейк, очевидно, он способен сделать все, что угодно. Даже оживить наши гены, дать надежду нашему миру… Если бы мне удалось повидаться с Шарвисом…

Тейк прыгнул, и прежде чем Марка успел что-то сообразить, столкнул его со скалы.

Падая, Марка едва ли не с радостью осознал, что сейчас погибнет: убивая, Тейк избавлял его от всякой ответственности. Но потом почти автоматически Кловис нащупал пульт гравипояса, и начал медленно планировать вниз. Еще одно нажатие, и он стал подниматься.

Тейк ждал, сложив руки на груди.

— Видишь, Кловис Марка, я не шучу. Я, скорее, убью тебя, чем позволю встретиться с Шарвисом. Ты просто не представляешь, чем это может для тебя кончиться.

Марка опустился на скалу. Под ногами он увидел камень, нагнулся и подобрал его.

— Единственное, в чем ты смог меня убедить, Тейк, так это в собственном безумии. Ну, как я теперь могу верить, что твоя оценка Шарвиса справедлива? Ты ненавидишь его за то, что он исполнил твое желание, но разве можно его винить за это?

— Вот видишь, — сказал Тейк. — Ты уже начинаешь искать Шарвису оправдания. Если ты будешь настаивать, если не вернешься со мной к башне, я лучше убью тебя. Это будет милосердным поступком.

— Я по-прежнему хочу решить сам.

— Я тебе не позволю.

Марка швырнул камень в Тейка. Тот перехватил камень на лету и двинулся к Марка, занеся руку для удара.

Марка надавил клавишу и стал подниматься в воздух, но Тейк схватил его за ногу, подтащил к земле и ударил камнем по голове. Марка ничего не почувствовал, но понял, что мертв.
Tags: Майкл Муркок, антиутопия, фантастика
Subscribe

  • Вавилон-5

    Капитан-лейтенант Сьюзен Иванова:

  • Последний замок. Джек Вэнс. -4

    10 Проходило лето. Тридцатого июня в Хагедорне и Джанейле отпраздновали День Цветов, хотя насыпь вокруг Джанейла росла с каждым днем. Ксантен…

  • Последний замок. Джек Вэнс. -3

    7 Ксантен докладывал Совету: - Использовать корабли невозможно, меки привели их в негодность. Нам придется отказаться от надежды на помощь…

promo glebminskiy august 24, 2019 19:02 104
Buy for 20 tokens
В истории Средневековой Руси есть много загадочных и необъяснимых моментов. Одним из них являются события в Полоцке и других местах Полоцкого княжества, которые упомянуты в летописях под 1092 годом. В лѣт̑ . ҂s҃ . х҃ . [6600 (1092)] Предивно бъıс̑ чюдо оу Полотьскѣ 25. оу 26 мечьтѣ . и в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments