... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Categories:

Последний замок. Джек Вэнс. -2



4


Миновав небольшой лесок, он увидел луг, на противоположном конце которого, ярдах в ста от Ксантена, поблескивала металлическая стена первого из ангаров. Он задумался: что же делать дальше?
Необходимо было учесть многие факторы. Во-первых, здешние меки могут не знать о восстании - металлические стены экранируют радиоволны. Хотя вряд ли, если принять во внимание тщательную подготовку бунта. Во-вторых, меки обычно действовали как единый организм, и, значит, бдительность отдельно взятой особи была ослаблена. В-третьих же, если меки ждут незванных гостей, то они наверняка возьмут под наблюдение именно этот путь, как самый удобный.
Ксантен выждал еще десять минут, чтобы солнце, если кто-нибудь из меков следит за подступами к ангару, опустившись ниже, ослепило наблюдателя.
По прошествии назначенного срока он вздохнул, поправил мешок с оружием и, приготовившись, если что, пустить оружие в ход, зашагал вперед. Пробираться ползком ему не позволило хорошее воспитание.
Ксантен беспрепятственно подошел к стене ближайшего ангара. Солнце еще не закатилось, и перед ним скользила его собственная, длинная тень. Он прижался ухом к стене ангара, но ничего не услышал. Тогда он дошел до угла и осторожно выглянул - нигде ни души. Что ж, тем лучше, теперь - к дверям.
Он отыскал административное помещение и смело толкнул дверь.
Комната оказалась пуста. Отполированные до блеска столы не покрывала пыль. Панели компьютеров и информационных устройств - черная эмаль, стекло, белые и красные переключатели - все казалось установленным только вчера.
Ксантен подошел к большому окну, выходившему в зал. Все пространство занимала черная громада космического корабля. Меков не было. На полу, разложенные аккуратными стопками, лежали части механизмов, в корпусе зияли отверстия панелей, указывая места отсоединений. Несомненно, корабль выведен из строя.
Некоторые ученые в разных замках занимались теоретической стороной пространственно-временных переходов. Розенхокс из Маравала даже вывел несколько уравнений, которые, будучи примененными на практике, позволяли избежать опасного Гамус-эффекта. Но ни один джентльмен, даже если он и унизится до того, чтобы коснуться рукой инструмента, не в состоянии собрать заново, установить и настроить сваленные в кучу на полу приборы и механизмы.
Когда же меки успели сотворить это черное дело? Теперь уже не определить. Он проверил один за другим остальные ангары - картина повторялась. Лишь подойдя к четвертому он расслышал слабые звуки, доносившиеся изнутри. Сквозь окно администраторской он увидел работающих меков. Как всегда они поражали экономностью движений и отсутствием какого-либо производственного шума.
Ксантен пришел в ярость, видя, как хладнокровно уничтожается его имущество. Он ворвался в ангар и, хлопнув себя по бедру, сурово произнес:
- Немедленно приведите механизмы в порядок! Как вы посмели нанести ущерб собственности людей!
Меки повернули к нему свои жуткие лица, рассматривая Ксантена черными горошинами линз-наростов по обе стороны головы.
- Как?! - проревел Ксантен. - Вы еще раздумываете? - Он извлек припасенный заранее сталохлыст, обычно используемый как символ власти, и щелкнул им об пол.
- Слушаться меня! Ваше смехотворное восстание закончено!
Но меки не двинулись с места. Ни проронив ни звука, они стремительно обменивались мыслями и вырабатывали коллективное решение. Ксантен двинулся на меков, нанося безжалостные удары по их единственному уязвимому месту - липкому, бугристому "лицу".
- По местам! - гремел он. - Хорошенькие ремонтники! Вместо того, чтоб чинить, все переломали! А ну, за работу!
Издавая свои обычные тихие вздохи, которые могли означать все, что угодно, меки расступились, и Ксантен увидел еще одного, стоявшего на ведущем в открытый люк корабля трапе. Он был крупнее остальных - таких Ксантену встречать еще не приходилось - и в руке держал пулестрел, направляя его прямо в голову Ксантена. Взмахом хлыста тот вовремя осадил прыгнувшего на него с ножом мека и, не целясь, выстрелил в стоящего на трапе. К счастью, он не промахнулся. Ответная пуля просвистела лишь в дюйме от его головы.
Остальные меки перешли в атаку. Прислонившись спиной к металлической обшивке корабля, Ксантен расстреливал их по мере приближения, уклоняясь от летящих в него кусков металла или перехватывая в воздухе и посылая обратно метательный нож.
Меки отхлынули. Видимо, они решили переменить тактику. Выходов у них два: добыть оружие или запереть его в ангаре. Оставаться в зале было бессмысленно. Хлыстом он расчистил себе дорогу в администраторскую. Под градом металла, колотящего в обзорное окно, он не спеша пересек помещение и вышел в надвинувшуюся ночь.
Поднималась большая желтая луна, своим шафранным сиянием напоминавшая старинную тусклую лампу. Глаза меков не были приспособлены к темноте, и Ксантен решил подождать их у входа. Пустившиеся было за ним в погоню меки, выйдя на улицу, падали навзничь с отрубленными головами.
Меки отступили обратно в ангар. Вытирая клинок, Ксантен пошел прочь, глядя прямо перед собой. Вдруг неожиданная мысль заставила его остановиться. Тот мек, с пулестрелом, он был крупнее других, более темной окраски, но самое важное - в нем чувствовалась необычная для мека уверенность в себе, почти властность, как бы странно это ни звучало. Но, с другой стороны, кто-то ведь составил план восстания, у кого-то из них родилась эта дикая мысль!
Пожалуй, стоит продолжить разведку, хотя он уже узнал, что хотел.
Ксантен вновь направился через посадочную площадку к гаражам. Морщась от стыда, он еще раз напомнил себе об осторожности. Да, хорошие настали времена, если благородный джентльмен вынужден опасаться - подумать только! - каких-то меков. Он спрятался за гаражами, где дремало около полудюжины энергофур.


Энергофуры, так же, как и меки, были родом с планеты Этамин.
В естественном состоянии эти болотные жители представляли собой массивные, прямоугольные куски плоти. Их заключали в прямоугольную раму, защищали от солнца, насекомых и грызунов синтетическими кожами, приживляли резервуары для питательного сиропа и вводили проводники в двигательные центры очень примитивного мозга. Мышцы соединялись с рычагами шатунов, приводивших в движение роторы и колеса шасси. Энергофуры были очень экономичным, легко управляемым и долгоживущим видом транспорта. Использовали их, в основном, для перевозки грузов, земляных работ и пр.


Ксантен осмотрел погруженные в сон энергофуры. Все они были одного типа - металлическая рама на колесах, впереди прикреплен землеройный нож. Где-то рядом должен быть запас сиропа.
Он обнаружил небольшой бункер, где находилось несколько контейнеров. Ксантен погрузил с дюжину на ближайший экипаж, а все остальные проткнул ножом, залив весь пол липкой жидкостью. Меки питались сиропом несколько другого состава, их запас, видимо, хранится в другом месте, скорее всего, в жилых бараках.
Ксантен взобрался на энергофуру, повернул ключ на "активность", толкнул кнопку "Движение" и надавил рычаг реверса. Энергофура дернулась назад. Ксантен затормозил, развернул экипаж по направлению к баракам. То же самое он проделал с остальными тремя, а затем привел их в движение.
Энергофуры покатились вперед. Землеройные ножи пробили металл барачной стены, крыша задрожала и осела, а фуры продолжали движение, сокрушая все на своем пути.
Окинув взглядом результаты работы, Ксантен удовлетворенно хмыкнул и вернулся к фуре, которую оставил для себя. Взобравшись на сидение, он немного подождал. Из бараков никто не вышел, все меки были заняты в ангаре демонтажом. Запас питательного сиропа уничтожен, многие из них погибнут от голода.
Вдруг от ангара отделилась одинокая фигура. Мек! Его, наверное, привлек шум в гараже. Ксантен сжался на сидении и, как только мек миновал энергофуру, оплел его шею хлыстом и потянул - мек рухнул на землю.
Не мешкая, Ксантен спрыгнул на землю, вытаскивая из-за пазухи пулестрел. Это был еще один необыкновенно крупный мек, но теперь Ксантен заметил, что у него нет сиропного мешка - это природный мек! Невероятно! Как ему удалось выжить? Возникало огромное количество вопросов, ответов на которые пока не находилось. Придавив шею мека ногой, Ксантен срубил торчавшую из ем затылка антенну-шип. Теперь мек был лишен связи с остальными, брошен на произвол судьбы - состояние, непереносимое даже для самых стойких из них.
- Встань! - приказал Ксантен. - Полезай наверх! - Он щелкнул кнутом для большей убедительности.
Мек, поначалу настроившийся игнорировать Ксантена, после одного-двух ударов подчинился. Ксантен залез внутрь, включил энергофуру и направился на север. Птицы, скорее всего, не смогут доставить обратно и его, и пленного мека, и в любом случае поднимут слишком большой шум, а это опасно. И поэтому Ксантен отдал предпочтение энергофуре.


5


Благородные жители замков не любили покидать их стены в ночное время. Хотя признаваться в этом считалось недостойным, суеверные страхи одолевали обитателей. Многие повторяли рассказы якобы очевидцев о том, как, застигнутые темнотой вблизи поросших травой развалин, они наблюдали лунных духов, слышали жуткую потустороннюю музыку или звуки охотничьего рога. Другим виделись зеленые огни и призраки, мчавшиеся меж деревьев нечеловеческими прыжками. Руины же аббатства Хог пользовались особо дурной славой из-за обитавшей там будто бы Белой Ведьмы. Утверждали, что она требует дань с проходящих мимо.
И хотя трезвомыслящие люди потешались над этими глупостями, гулять по ночам без особой надобности было не принято. Действительно, если приведения поселяются в местах упадка и трагедий, то равнины Старой земли должны просто кишеть потусторонними существами, особенно местность, которую пересекал сейчас Ксантен.
Луна поднялась довольно высоко. Экипаж катился на север по древней дороге, ее потрескавшиеся бетонные плиты ярко белели в свете луны. Дважды Ксантен замечал мигающий оранжевый свет по сторонам дороги, а один раз ему почудился высокий силуэт в тени кипариса: кто-то, казалось, следил за ними. Пойманный мек наверняка задумал какую-нибудь пакость, можно не сомневаться, с ним надо держать ухо востро.
Дорога вела через бывший город, от которого оставались еще кое-какие строения. Здесь витал дух упадка и печали, даже Бродяги не решались в нем останавливаться.
Луна достигал зенита. Вокруг расстилался выписанный в тысячах оттенков серебра и тьмы пейзаж. Очарованный этой красотой, Ксантен решил, что, несмотря не все удобства их собственной цивилизации, вольная жизнь кочующих Бродяг имеет свои преимущества.
Мек сзади еле слышно завозился. Ксантен, не поворачиваясь, щелкнул в воздухе кнутом. Пленник затих.


Всю ночь энергофура катилась вдоль старой дороги. Луна бледнела и клонилась к западу. Восточный горизонт заиграл всеми оттенками желтого, затем красного цвета, и над далекой горной цепью взошло наконец солнце.
В этот момент внимание Ксантена привлек поднимавшийся справа столб дыма. Он остановил энергофуру и, вытянув шею, разглядел стоянку Бродяг примерно в четверти мили от дороги. Ему показалось даже, что он различает на палатке знакомую идеограмму. Если так, то он встретил именно то племя, с которым недавно сразился отряд Гарра.
Ксантен по возможности привел себя в порядок и направил энергофуру к лагерю кочевников.
Около сотни долговязых, худых, одетых в черное мужчин наблюдали за его приближением, около дюжины выскочили вперед и направили свои стрелы прямо в сердце Ксантену. Тот ответил им недоумевающим взглядом и подъехал прямо к палатке. Встав с сиденья, он прокричал:
- Эй, Гетман, проснулись ли вы?
Через минуту из палатки появился сам Гетман. Как и остальные, он носил свободную, черную одежду, закрывавшую все тело и голову, с узкой прорезью для лица. Сквозь нее были видны светлые глаза и карикатурно-длинный нос.
Ксантен вежливо кивнул.
- Взгляни сюда, - он указал на мека позади себя. Гетман отвлекся не больше чем на секунду, а потом снова продолжил тщательный осмотр Ксантена.
- Его народ восстал против благородных жителей замков, - рассказывал Ксантен. - Они задумали уничтожить всех людей. Замок Хагедорн делает предложение кочевым Бродягам. Приходите к нам! Мы накормим, оденем и вооружим вас. Мы обучим вас правилам боя, дадим искуснейших в военном деле предводителей. Когда мы сотрем меков с лица земли, вы сможете заняться интересной и важной работой по техническому обслуживанию замков.
Гетман молчал, потом лицо его исказилось зловещей усмешкой.
- Значит, эти чудовища решили покончить с вами. Жаль, что этого не случилось раньше! Но для нас это не имеет значения. И они, и вы - нам чужие, и скоро ваш прах развеет ветер!
Ксантен пропустил оскорбления мимо ушей - уж очень важен был этот разговор.
- Если я правильно понял, ты не считаешь нужным сплотиться перед лицом угрозы. Мы ведь с вам люди Земли, одно племя.
- Вы не люди. Это мы - всегда жившие на нашей планете, пившие ее воду, дышавшие ее воздухом - настоящие земляне. А вы и ваши безобразные слуги - вам здесь не место! Желаю успеха во взаимном истреблении.
- Ну что ж, я понял. Напрасно взывать к родственным чувствам. А как насчет собственной выгоды? Ведь когда меки поймут, что добраться до жителей замков они не в состоянии, то повернут оружие против вас.
- Когда нападут - тогда и ответим. А пока пусть поступают как им вздумается.
Ксантен в раздумьи посмотрел на небо.
- И тем не менее, даже сейчас мы хотели бы принять вас в замок и сформировать военный отряд.
Кочевники презрительно засмеялись:
- А потом вы пришьете нам на спины мешки для сиропа. Ха-ха!
Ксантен оставался невозмутимым.
- Сироп очень питателен и удовлетворяет все потребности организма.
- Так почему бы вам самим его не есть?
Он игнорировал наглую реплику.
- Если вы дадите нам оружие, мы используем его для защиты самих себя, и не ждите от нас помощи. Вы дрожите за свою шкуру - так покиньте замки и станьте вольными бродягами.
- Дрожим за свою шкуру? Что за чушь! Никогда! Замок Хагедорн неприступен, как и большинство остальных.
Гетман покачал головой.
- Если бы мы захотели, то в любой момент взяли бы ваш замок и перебили бы вас во сне, как глупых павлинов.
- Что?! - воскликнул в гневе Ксантен. - В своем ли вы уме?
- Несомненно. Темной ночью мы запустили бы лазутчика на воздушном змее. Оказавшись на крепостной стене, он спустил бы канатную лестницу, и через четверть часа замок был бы наш.
- Изобретательно. Но нереально. Птицы сразу обнаружат ваш змей. Или ветер вдруг стихнет... Но мы отклонились в сторону. Меки не станут запускать змея, они окружат Хагедорн и Джанейл, а потом, разъяренные неудачей, нападут на вас.
- Ну и что? Мы уже не раз сражались с людьми из Хагедорна. Трусы, один на один мы заставим вас есть землю, презренные псы!
Брови Ксантена презрительно приподнялись:
- Боюсь, что ты забываешься. Я предводитель клана из замка Хагедорн. Лишь нежелание утруждать себя удерживает меня от того, чтобы проучить тебя как следует.
- Бах, - палец Гетмана указал на одного из лучников, - пощекочи-ка этого наглеца.
Тот спустил тетиву, но Ксантен его опередил. Луч пистолета превратил в пепел стрелу, лук и даже руку воина.
- Придется поучить вас вежливости, для вашего же блага.
Схватив Гетмана за волосы, он прошелся несколько раз хлыстом по спине и плечам.
- Пока хватит. Надеюсь, я могу требовать элементарного уважения от мерзких навозных жуков.
Он подхватил Гетмана и забросил ем на энергофуру. Затем развернул экипаж и, не оборачиваясь, покинул лагерь Бродяг, защищенный от стрел спинкой кресла.
Гетман, придя немного в себя, выхватил кинжал.
Ксантен искоса взглянул на него.
- Не глупи! А то мне придется тебя связать и заставить бежать за фурой.
Гетман заколебался, потом сплюнул и спрятал кинжал.
- Куда ты меня везешь?
- Никуда. Просто нужно было выходить из положения. Можешь слезть. Как я понимаю, ты по-прежнему не согласен с моим предложением.
- Когда меки разрушат замок, мы уничтожим меков, и Земля очистится от звездной проказы!
- У вас просто не все дома. Ладно, ступай обратно. В следующий раз подумай, прежде чем неуважительно обратиться к джентльмену.
Гетман спрыгнул с фуры и гордо зашагал прочь.


6


К полудню Ксантен добрался до Дальней долины, что располагалась недалеко от замка.
Здесь находилась деревушка Искупающих - жители замка считали их неврастениками: во всяком случае это был весьма любопытный народ. В прошлом многие из них занимали видное положение в обществе, некоторые прославились в науках и искусстве, но все они, включая и ничем не примечательных, были приверженцами одного из самых оригинальных и даже эпатирующих философских учений. Им приходилось заниматься трудом, не отличающимся от труда пейзанов. Но жизнь в трудах и нищете (по меркам замка, разумеется) доставляла им удовольствие.
Учение это уже успело разделиться на разные направления. Приверженцев одного из них называли конформистами, другие же требовали перемен и получили за это название радикалов.
Замок и деревня не имели между собой прочных связей. Иногда Искупающие обменивали в замке фрукты и полированное дерево на инструменты, гвозди и лекарства, иногда благородные жители замков отправлялись на экскурсию в деревню, чтобы послушать песни и посмотреть пляски Искупающих. Ксантен не раз участвовал в таких вылазках, и у него возникла симпатия к жителям деревушки, таким простым и естественным.
Он свернул на знакомую тропинку, вьющуюся среди кустов смородины, и выехал на небольшое пастбище, где пощипывали травку корова и несколько коз. Оставив фуру под деревом, Ксантен проверил запас сиропа и обратился к пленнику:
- Ты что будешь есть? Сироп? Э-э, да ведь у тебя же нет резервуара... Чем ты питаешься? Болотной грязью? Боюсь, тут не найдется ничего в твоем вкусе. Ну, как хочешь, ней сироп, или жуй траву, только не вздумай бежать - я слежу за тобой!
Мек, скорчившийся в углу, даже не пошевелился.
Ксантен направился к поильному желобу. Набрав в ладони воды из-под крана, он омыл лицо и сделал пару глотков.
Повернув голову, он обнаружил приближавшихся к нему жителей деревни. Одного из них он хорошо знал. Это был член семьи Аури, недавно присоединившийся к Искупающим.
- Доброго здоровья, Филидор, - приветствовал его Ксантен. - Это я, Ксантен.
- Само собой, к чему эти формальности?
Ксантен отвесил легкий поклон.
- Прошу прощения, не учел местных нравов.
- Избавь меня от своего остроумия. Зачем ты привез этого ободранного мека? Чтобы мы его усыновили? - пошутил в ответ Филидор.
- Э, да ты не промах! Но разве вы ничего не знаете?
- Мы здесь как на необитаемом острове, Бродяги и то знают больше нас.
- Тогда приготовься. Меки подняли бунт и напали на замки. Безмятежный и Делора уже разрушены, жители перебиты, то же самое грозит и остальным.
Филидор покачал головой:
- Меня это ничуть не удивляет.
- Неужели ты нисколько не взволнован?
Он подумал, прежде чем ответить.
- Лишь постольку, поскольку это может затронуть нас.
- Но если я не ошибаюсь, - напомнил Ксантен, - вам тоже угрожает опасность. Меки собираются уничтожить всех людей, бежать некуда.
- Да, пожалуй, - вздохнул Филидор, - нам придется собрать совет.
- Я могу кое-что предложить вам, если вы сочтете это приемлемым. В первую очередь необходимо подавить восстание. Дайте нам людей, мы их обучим, вооружим и приставим к ним лучших полководцев Хагедорна.
Филидор удивленно взглянул на него.
- Неужели ты действительно думаешь, что мы - Искупающие - станем вашими солдатами?
- Почему бы и нет? - совершенно искренне отвечал Ксантен. - Речь идет о вашей жизни.
- Человек умирает один раз.
Теперь настал черед Ксантена удивляться.
- И это говорит бывший джентльмен Хагедорна? Это слова храброго человека перед лицом опасности? Или ты забыл уроки истории?
- История человека - это не история его технических достижений, поражений и побед. Это, скорее, сложная мозаика, где каждое стеклышко - человек и его совесть.
Ксантен прервал его негодующим жестом.
- Ты чересчур все упрощаешь, благородный Филидор, я не так туп. Есть разные аспекты, а ты смотришь с точки зрения морали. Но краеугольный камень морали - выживание рода человеческого, и то, что способствует этому, то и хорошо.
- Неплохо сказано, - признал Филидор. - Но позволь продолжить свою мысль. Скажи, может ли народ уничтожить того, кто грозит заразить его смертельной болезнью? Да, скажешь ты. Хорошо. А если тебя преследуют десять умирающих от голода зверей - имеешь ли ты право убить их? Да, скажешь ты, хотя уничтожишь больше, чем спасешь. А если, скажем, человек живет один в хижине посреди долины, и с неба спускается сотня кораблей, чтобы стереть его в порошок, имеет он право уничтожить эти корабли, если сможет? Да, имеет. А если вся планета, все расы ополчатся против него - имеет ли он право уничтожить их, защищаясь? А если нападающие такие же люди, как и он сам? А если существо, несущее болезнь - это он? Как видишь дать однозначный ответ не так просто. Мы долго его искали и не нашли. И поэтому мы избрали путь, дающий хотя бы спокойствие. Я - против убийств, я против всякого насилия и причинения вреда.
- Ух! - презрительно фыркнул Ксантен. - Значит, если в деревню придет отряд меков и начнет убивать детей, ты не встанешь на защиту?
Филидор сжал губы и отвернулся. Вместо него ответил другой Искупающий:
- Филидор определил основные принципы нашего мировоззрения. Но не всегда удается им следовать. В описанном тобой случае пришлось бы переступить через наш закон.
- Посмотри, Ксантен, узнаешь ли ты кого-нибудь из присутствующих? - сменил тему Филидор.
Ксантен огляделся. Неподалеку от него стояла девушка, как ему показалось, очень красивая. На ней была белая, свободная блузка, а в волосы вплетен красный цветок.
- Да, - кивнул он, - я ее видел. Гарр пытался увезти ее в свой замок.
- А помнишь ли ты подробности?
- Конечно, помню. Совет старейшин категорически возражал - из соображений контроля над численностью. Гарр пытался обойти закон. Он сказал: "Я держу фанов. Иногда их число доходит до шести и даже до восьми, и никто против этого не возражает. Я буду называть девушку фаном и держать вместе с остальными". Но я и многие другие протестовали, едва не дошло до дуэли. Гарр был вынужден отказаться от своих намерений.
- Да, так и было, - подтвердил Филидор. - Мы пытались отговорить Гарра, но он отказался слушать нас и угрожал напустить на нас своих меков. Пришлось отступить. Правильно ли мы сделали, слабость это или сила?
- Иногда лучше забыть о морали, - ответил Ксантен. Но ведь то же самое и с меками. Они разрушают замки, уничтожают землян. Если мораль требует отойти в сторону - ее нужно отбросить!
Филидор горько усмехнулся.
- Какая ирония судьбы! Меки, так же как пейзаны, птицы и финны были привезены с других планет, им переделали тела, их заставили удовлетворять наши капризы. Уже одно это было большим грехом и требовало искупления, но вместо того, чтобы раскаяться, вы хотите приумножить зло!
- Не стоит теперь копаться в прошлом, - сказал Ксантен, - но если таково ваше мнение, то укройтесь хотя бы за стенами замка.
- Я не пойду в замок, - решительно заявил Филидор, - может, другие сочтут возможным.
- Ты будешь ждать смерти?
- Нет, мы укроемся в горах.
Больше говорить было не о чем, и Ксантен побрел обратно к фуре.
- Если передумаете, приходите в Хагедорн!
И он покинул деревню.
Дорога пересекала долину, потом взбегала на холм. С его вершины Ксантен различил вдали очертания замка.



Tags: Фантастика, антиутопия
Subscribe

  • Вавилон-5

    Капитан-лейтенант Сьюзен Иванова:

  • Последний замок. Джек Вэнс. -4

    10 Проходило лето. Тридцатого июня в Хагедорне и Джанейле отпраздновали День Цветов, хотя насыпь вокруг Джанейла росла с каждым днем. Ксантен…

  • Последний замок. Джек Вэнс. -3

    7 Ксантен докладывал Совету: - Использовать корабли невозможно, меки привели их в негодность. Нам придется отказаться от надежды на помощь…

promo glebminskiy march 26, 17:41 43
Buy for 40 tokens
Уже выкладывал! Но таки не нашёл ещё:( Поэтому повтор! Ищу книгу, в ней два или три исторических романа. Издавалась в 90-е в серии "Орден" или "Легион", или какой-то подобной. Там были исторические романы 19 - начала 20 веков. Автора, или авторов не помню. Но помню, что один роман был посвящён…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments