... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Categories:

Голубой ксилл (8)


— Обязательно. Особенно когда поднимешься на борт. И с Ианом тоже, непрерывно.

Понял?

Я еще не знал, что слышу голос Щербакова в последний раз.

Я быстро пошел назад по собственным следам. Теперь прорубаться не приходилось, можно было говорить на ходу. Я вызвал Иана и сразу же спросил:

— Иан, что происходит? У тебя приборы барахлят?

— Показывают: объект около Щербакова. А что у тебя?

— Возвращаюсь к ракетолету. Павел Петрович велел ждать его там.

— Черт…

Иан вдруг замолчал. Я тут же снова вызвал его:

— Иан, ты слышишь меня? Иан? Что случилось?

— Чертовщина какая-то…По приборам объект уже рядом со мной, но я его не вижу.

Ладно, Влад, обо мне не думай. Давай в машину, я сам свяжусь со Щербаковым.

— Хорошо. — Я прошел около сорока метров и увидел ракетолет. Предупредил Уну.

Люк открылся тут же, как только я подошел. Вывалилась лестница. Поднявшись, я прежде всего задраил люк, сел к управлению. Взял небольшую высоту. Сверился — поле излучателя там же, где и было, в трех километрах. Нажал кнопку связи:

— Павел Петрович? Алло? Павел Петрович, это борт.

Щербаков не отвечал. Я снова нажал вызов:

— Павел Петрович, вы меня слышите? Павел Петрович? Алло, борт вызывает Щербакова! Борт вызывает Щербакова!


Эфир молчал. Я взглянул на пеленгатор: по импульсам Щербаков оставался там же, где был. В полутора километрах от поля излучателя. Вызвал Иана:

— Иан? Иан, это борт, ты слышишь меня? Иан? Ты где, Иан? Алло? Борт вызывает Сайко! Борт вызывает Сайко!

Иан тоже не отзывается. Я поймал растерянный взгляд Уны. Ждать помощи больше неоткуда, но мне сейчас так нужна подсказка, именно подсказка. Я совершенно не представляю, что могло случиться. Кто-то блокировал эфир, но кто? Я закрыл глаза. Надо собраться, собраться и… оставаться спокойным. И прежде всего выполнить приказ Щербакова. Я взглянул на прибор: до излучателя пятьдесят метров. Хорошо: для верности включу рассеивающий луч. Развернул правое орудие, довел шкалу радиуса до ста и дал парализующий. Теперь все живое в радиусе ста метров от точки должно быть обездвижено. Включил аварийный вызов:

— Борт — Щербакову и Сайко. Борт — Щербакову и Сайко. Приказ выполнен, спускаюсь к объекту. Потом лечу к Щербакову.

Подождал. Никто не отзывается. По прибору излучатель прямо подо мной. Я проверил защиту.

— Уна, спущусь ненадолго, оставайся на месте. Экран включен.

Выбросил лестницу, спустился и почти тут же увидел собственный излучатель. Рядом никого не было, но на всякий случай я осмотрел заросли. Везде застыла парализованная живность: неподвижные насекомые, ящерицы, раскрывшие крылья птицы. У излучателя присел: никаких следов. Ощущение, будто оружие просто бросили. Вдруг я услышал голос Иана:

— Влад? Влад, ты где?

— Иан? Я здесь, в точке, а ты где?

— Преследую Сигэцу. Подожди, я не успею сказать, С трудом тебя нашел, кто-то, закрыл эфир. Почему не отвечает Щербаков? Лети к нему. Сейчас я его возьму.

— Кого? — Сигэцу. Меня выбросило.

— Как — выбросило?

— Я…— И тут связь оборвалась.

— Алло, Иан! — крикнул я. — Иан! Сайко! Иан, где ты?

Никто не отзывался. Я подхватил излучатель и бросился к ракетолету. Судя по последним словам Иана, Сигэцу обнаружен. Если Иан сказал, что накроет его, значит, так оно и будет. Но происходит что-то непонятное… Иан прав: мне нужно срочно лететь к Щербакову. Забравшись в ракетолет, я взглянул на Уну. Она покачала головой: все так же, здесь ничего не произошло. Я сел, нажал кнопку, поднял аппарат. До Щербакова лететь несколько секунд; мелькнули, сливаясь, верхушки деревьев. Ракетолет завис над точкой. Я включил громкоговоритель.

— Павел Петрович, я над вами. Вы слышите меня? Спускаюсь.

На земле я оказался почти мгновенно. Спрыгнул вниз прямо из люка и тут же увидел Щербакова. Он лежал метрах в десяти, в кустах. Лицом к земле. Поза его мне сразу же не понравилась. Я вгляделся: ожогов как будто нет. Ранен? Нет, следов пуль не было. Парализован? Кинулся к нему, присел. Вдруг понял: я не решаюсь переворачивать тело. Щербаков лежит не шевелясь, правая рука вытянута вперед, левая подогнута. Дотронулся до щеки — холодная. Услышал стук собственного сердца. Щербаков умер? Этого не может быть, этого просто не может быть, чтобы он был мертв. Я пригнулся. Было похоже, что Щербаков спит, только с открытыми глазами. И вдруг я увидел на его шее, слева, толстый синий рубец. Сразу вспомнилось: «орэй» — поклон. Прием японской борьбы. Точно такой же след оставил Сигэцу на шеях Щуплого и Куцего. Выходит, Иан был прав: Сигэцу действительно находился рядом со Щербаковым. Но Щербаков его не заметил, почему не заметил — это уже другой вопрос.

— Влад? Что случилось? Что с тобой?

Это спустилась Уна. Осторожно подошла, покосилась на тело. Вернулась и принесла мешок. Мы спрятали в него тело, перенесли в ракетолет. Я поднялся в воздухи включил аварийный вызов. Нет, эфир по-прежнему молчал. Развернул машину по пеленгу, и в это время Уна тронула мое плечо:

— Смотри.

Я взглянул вниз. Чуть поодаль, километрах в пяти, горел лес. Над джунглями стелились клубы серо-черного дыма, изредка прорывалось пламя. Пока участок пожара небольшой, но наверняка он расширится. Я сверился: точно, это то место, где стоит аппарат Иана. Через несколько секунд мы зависли над пожаром и увидели старый ракетолет. Он внизу, по виду с ним все в порядке. Стволы вокруг повалены так, будто их снесло ураганом. Вдруг я понял, что здесь совсем недавно произошла схватка. Именно схватка. На боевых излучателях, Поэтому и повалены стволы, ведь боевой луч срезает, как спички, самые толстые деревья.

Я влез в скафандр, выбросил трап, спустился. Подошел к ракетолету Сигэцу. Люк открыт, трап спущен. Забравшись в машину, осмотрел отсеки — пусто. Спустился вниз, пошел по пожару, разгребая носками вспыхивающие головни. Мертвое тело.

Рядом блеснули металлические шарики. Кажется, остатки приборов; так расплавить металл может только боевой разряд. Человек поражен боевым излучением, вот только кто это? Иан? Сигэцу? Огляделся. Вдали, у груды сваленных стволов, еще одно тело. Подошел. Лицо осталось нетронутым. Сигэцу. Он смеется, обнажив зубы. Да, я хорошо помню его резцы: крупные и у десен пожелтели. Рядом, у правой руки, короткая трубка с рукояткой, похоже, излучатель Иана. Непонятно только, как он оказался у «президента»? Значит, там лежит Иан?

Все-таки нужно взглянуть правде в глаза. Сайко убит. Погиб второй мой товарищ, лучший патрульный Орбитальной, весельчак, никогда не унывающий шутник. Как и обещал, он все-таки настиг Сигэцу, но и сам сражен.

И все же кто сжег Иана? «Президент»? Но ожоги на его теле очень похожи на следы работы излучателя. Значит, излучатели были пущены в ход одновременно? Такое вполне могло случиться. Могло, но все-таки это маловероятно. Скорее сначала Сигэцу поразил Иана. Он опередил его, каким-то образом захватив излучатель. А потом? Потом сам получил заряд. Но, может быть, первое тело — не Иан? Тогда кто?

Тот, кого мы ищем, резидент Корпорации? В таком случае где Иан? Нет, пока я не могу разобраться, что произошло. Так что, может быть, Иан все-таки жив?

Я включил аварийный вызов: надежды никакой, но так хотелось верить, что Сайко жив. Прошла минута, другая — никто не отзывается.

Да, вероятнее всего, если рассудить, Иан все-таки убит. Может быть, резидент и Сигэцу убил? Потом подбросил излучатель. Для того, чтобы запутать, посеять сомнения. Пока, по крайней мере, он своего добился. Если это так, теперь я один против резидента, профессионального разведчика, отлично оснащенного технически.

Может быть, он сейчас наблюдает за мной, даже находится где-то рядом. Я встал, огляделся: на выжженной пожаром пустоши догорают деревья, трещат и вспыхивают головешки. Два ракетолета стоят чуть поодаль, рядом, на открытом пространстве.

Пламя далеко, метрах в сорока за ними. Кажется, мне здесь больше делать нечего.



Я подошел к Сигэцу, взял излучатель, взглянул последний раз на «президента».

Подойдя к ракетолету, подхватил выброшенный Уной трап. Ясно, старый ракетолет можно передать Лайтису и, его людям. Надо будет с ними связаться. Поднявшись, задраил люк, стал снимать скафандр. Уна помогла отвинтить шлем, спросила тихо:

— Они что — друг друга? Почему ты молчишь? Это Сигэцу и Иан?

— Да, мне кажется, их убил тот, кого мы ищем. Резидент Корпорации.

— Что он собою представляет?

— Я его не видел, хотя все время ощущаю его руку. Он может становиться невидимым, может перемещать предметы, может закрывать эфир. В каких-то случаях мои приборы оказываются бессильными.

Уна все еще смотрела мне в глаза, покусывая губы.

— Вот что, Влад, надо срочно лететь к отцу.

Филипп Моон по-прежнему был небрит, на нем была та же майка-безрукавка. Кажется, он недавно ел: в рыжих усах застряли крошки. Моон провел рукою по усам.

— Подождите. Я не очень хорошо понял, чего вы от меня хотите?

В пещере, оборудованной одновременно как кабинет и спальня, сухо и прохладно.

Жужжит кондиционер. Может быть, настоящего уюта нет, но обставлена пещера вполне прилично. Моон разместился в надувном кресле, Уна на ящике с книгами, я на стуле. Уна, вздохнув, уперлась ладонями в колени:

— Он просит помощи.

— Уна права: я прошу помочь нам.

— Кому именно «нам»? — Моон поднял бровь; она была густой, темной, с редкими седыми волосками.

— Мне.

— Чем именно помочь?

— Я должен найти резидента. — Мне казалось, Моон сейчас опять что-то выкинет.

— Резидента?

— Да, резидента Корпорации. Я обращаюсь к вам, потому что создалась критическая ситуация. Я потерял товарищей. Мне нужна ваша помощь.

— Вот что, молодой человек. Не хочу на вас сердиться. Не хочу, вы понимаете? Вы мне понравились прошлый раз. Ну и…— Моон помолчал. — По-моему, моя дочь к вам неравнодушна. Все это так, но… Во-первых, сильно сомневаюсь, чтобы здесь, на Иммете, мог быть какой-то резидент. Но даже если он и есть, почему я должен его выявлять? Занимайтесь этим сами. Что же касается Сигэцу — он практически безопасен. Сумасшедший, только и всего. Буйный ли, тихий, но обыкновенный сумасшедший. Пусть себе тешится, вреда планете он не причинит. Рано или поздно он все равно умрет. А не умрет — им займутся психиатры…

— Сигэцу мертв…— Уна встала. — Опасность угрожает не только Иммете. Она угрожает ксиллу. Этот человек оснащен, понимаешь?

— Интересно, чем это он может быть оснащен?

— Всем! У него блокада пространства.

— Ну, ну, не пугайте меня. Не нужно. Слава богу, человечество до этого еще не дошло. И вряд ли когда-нибудь дойдет. К счастью. Ну-ка, ну-ка, Влад , — он впервые назвал меня по имени. — Ну-ка, объясните мне, что там было? Только, пожалуйста, коротко. Не нужно подробностей, только о самом главном.

Я коротко рассказал о непонятных перемещениях поля излучателя, о Сигэцу, блокаде эфира. И закончил описанием смерти Щербакова, Иана и Сигэцу. После моего рассказа Моон долго молчал. Вдруг стукнул кулаком по ящику:

— Н-да… Втравили вы меня в историю. — Встал, сделал несколько шагов по пещере. — Ничего интересного здесь, конечно, нет. И блокады никакой нет — ни времени, ни пространства. Но…— Он покачал головой. — Занятно все это. Ум чувствуется. Сложный человеческий ум. Такой, что даже я — я, Моон , — не могу ничего понять. — Он резко повернулся. — Что, думаете, за печенку меня взяло?

Разобраться хочу? Да нет! Нет! — Он сел в кресло, взялся за голову. — Опасность… Настоящая опасность. Влад, мне плевать на резидента, но я чувствую опасность. Для себя, для вас. Но прежде всего — для своей дочери. И зачем вы меня во все это втравили? Ведь разбираться придется. Тратить серое вещество. А жаль… Жаль его тратить на эти пустяки.

— Папа, это не пустяки. Это — ксилл.

— Ты права. Совершенно права. Это — ксилл. Поэтому придется разбираться. Вот что, Влад, давайте-ка обо всем сначала. И подробно. Вы понимаете — подробно, ничего не упуская?

Я рассказал все подробно. Выслушав, Моон хмыкнул:

— Давно не приходилось заниматься такими пустяками. Ладно. У вас есть дела?

Я вспомнил: надо связаться с Лайтисом. Уна посмотрела на отца:

— Папа, может быть, я покажу ему? А? Ну, пап, пожалуйста?

Моон нахмурил брови, подумал.

— Хорошо, покажи. Все равно он должен это знать. Но главное — оставьте меня одного. По крайней мере, до завтрашнего дня. Тут есть кое-какая работа.

Мы с Уной шли, прижимаясь к скальной стене. Внизу пенилось море. Уна остановилась около одной из впадин, которые изредка возникали в сплошном гранитно-базальтовом массиве. Я всмотрелся: обычная впадина, таких здесь много.

Трехметровое углубление, небольшое ущельице. Лишайники, мох.

— Место, которое я тебе сейчас покажу, знают только двое: я и отец. Запомни это и считай, что тебе повезло. Тут вход, вернее, начало входа. — Уна спрыгнула. — Давай, здесь невысоко.

Спрыгнув следом, я увидел, что ущельице переходит в узкую, не шире метра, щель.

Уна кивнула мне — смелей! — и вошла в щель. Лаз петлял, в нем были свои тупики, скрытые ходы. Два раза траншею пересекал ручей. Метров через двести скалы наверху сдвинулись, образовав тоннель. Уна обернулась:

— Ничего не чувствуешь?

— Что я должен чувствовать?

— Мы пойдем в ксилловую пещеру, Там мощное излучение, целые пласты минерала.

Привычки у тебя нет, поэтому приготовься. Будет легкое головокружение, может быть, даже обморок — ты ведь не привык. Не бойся, это недолго, минут пятнадцать, потом пройдут. Во второй раз уже легче, а в третий ничего не почувствуешь.

Излучение целебное, просто организм не сразу привыкает к концентрации.

Я так и не понял, с какого момента потерял сознание. Когда открыл глаза, все вокруг по-прежнему плыло и кружилось. Голубые стены, искры на них, рассеянный свет. Уна, сидящая передо мной на корточках. Увидев, что я пришел в себя, она вздохнула.

— Ну как? В порядке?

— Вроде. — Я огляделся. Передо мной была небольшая пещера, около пяти метров в диаметре и трех в высоту. Изредка в изломах минерала вспыхивали блестки. Я посмотрел на Уну.

— Это ксилл?

— Ксилл.

— Но это же… Это же несметное богатство.

Я взял один из камней: он был тяжелым, около двух килограммов. Посмотрел сквозь него на свет: в глубине тлели угольки. Да, это ксилл. Но я и не представлял, что встречаются такие крупные куски.

Уна прошлась по пещере, тронула стену.

— Проблема ксилла — в его обработке. Минерал очень твердый, ничего тверже в природе пока не встречалось. Так вот, отец рассчитал, что ксилл можно расколоть обычном вибратором, вставив туда карат ксилла. Надо только найти в пластах особые участки, отец назвал их «слабыми точками». Сначала он все обосновал теоретически, а потом…— Она тронула носком один из камней. — Все эти камни отколол отец.

Я прошелся по пещере, осматривая и трогая стены. Изредка я останавливался, вглядываясь в переливающиеся голубыми окалинами изломы, и шел дальше. Казалось, время остановилось, я бесконечно изучал то сплошной монолит, то сверкание голубых и белых искр в выступавших кристаллах, то вдруг меня начинали привлекать крохотные щербинки и трещины. Наверное, я ходил бы так без конца, до вечера, до ночи, если бы не осторожный кашель Уны.

Мы вышли из пещеры, пробираясь по траншее к карнизу. В моих глазах еще долго вспыхивали и гасли голубые и белые светляки.

Ракетолет стоял наверху, на скалах, над самой бухтой. Поднявшись в воздух, я отбросил колебания, включил бортовую связь и стал вызывать Лайтиса на условленной волне. Если резидент знает и эти частоты, это будет уже за гранью реального. Лайтис не отзывался. Уна кивнула:

— Смотри. Пожар погас.

Внизу, среди сплошной зелени, километрах в десяти чернело пятно овальной формы.

Дыма по краям не было. В полном молчании мы долетели до самого черного пятна.
Tags: Анатолий Ромов, Вокруг Света, Советская фантастика
Subscribe

promo glebminskiy march 26, 17:41 43
Buy for 40 tokens
Уже выкладывал! Но таки не нашёл ещё:( Поэтому повтор! Ищу книгу, в ней два или три исторических романа. Издавалась в 90-е в серии "Орден" или "Легион", или какой-то подобной. Там были исторические романы 19 - начала 20 веков. Автора, или авторов не помню. Но помню, что один роман был посвящён…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments