... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Category:

Витальеры, или Виталийские братья.



В XII – XIII веках важными центрами ремесел и торговли стали многие города немецких земель, Фландрии, Нидерландов. Торговые пути, проходившие по Северному и Южному морям, подвергались нападениям разных пиратов. Чтобы противопоставить пиратам реальную силу, купечество стало объединяться в товарищества. Членам их дозволялось носить оружие, а вдобавок, располагая немалыми средствами, товарищества могли нанимать для охраны своих кораблей большие отряды хорошо вооруженных воинов. Первыми были организованы кельнское и фландрское купеческие товарищества. Затем стали объединяться города. В 1241 году договор об охране своей торговли заключили между собой Гамбург и Любек. К концу XIII века к нему присоединились многие другие немецкие города: Кельн, Росток, Висмар, Дортмунд, Гамбург, Бремен. Так создавалась знаменитая Ганза – союз торговых городов Балтийского и Северного морей, во главе которого стоял город Любек. Важнейшим предназначением такого союза была борьба с пиратством. Ганза была мощной организацией. Она располагала не только торговым, но и военным флотом и отрядами солдат.

Представительства Ганзы были во многих европейских городах – Лондоне, Брюгге, Бергене, Венеции, Новгороде. К концу XIV века флот Ганзы насчитывал уже около 1000 кораблей, причем пиратам могли противостоять не только военные суда, но и торговые, поскольку их всегда сопровождали воины, вооруженные тяжелыми арбалетами. Однако у пиратов была своя тактика. Они всегда нападали внезапно и молниеносно брали ганзейские корабли на абордаж. Исход боя решался в рукопашной схватке на борту ганзейского когга. Для таких действий идеально подходили небольшие, быстрые, маневренные суда с неглубокой осадкой. Перегрузив на них добычу, пираты могли уходить от преследования на прибрежное мелководье и в устье рек. Страдали ганзейские корабли не только от разрозненных пиратов, но и от шведских и датских каперов. В середине XIV века между Швецией и Данией началась долгая война. Обе воюющие стороны выдавали каперские свидетельства, владельцы которых могли безнаказанно грабить торговые корабли другой стороны, отчисляя за это долю добычи государству. Однако и шведские, и датские каперы, располагая прекрасно вооруженными кораблями, нередко нападали на торговые корабли Ганзы. Более того: как следствия затяжной датско-шведской войны в конце XIV века на Балтике появилась мощная организованная сила – огромный пиратский флот братьев-витальеров. Война между Данией и Швецией продолжалась более полувека, с 1353 по 1412 год. Весы победы склонялись на сторону датчан: в 1389 году королева Маргарита взяла в плен шведского короля Альбрехта, а датские войска осадили Стокгольм. В отчаянном положении отец короля Альбрехта герцог Мекленбургский призвал на помощь всех, кто мог ему помочь. Таких людей нашлось немало. Хронист Детмар из Любека оставил такие строки: «Собрался неукротимый народ из разных мест – городские заправилы, горожане из многих городов, ремесленники и крестьяне – и назвали себя братьями витальерами. Они заявили, что хотят выступить против королевы Дании, чтобы помочь королю Швеции, который был ею пленен». Главное, что требовал от этого пестрого войска герцог Мекленбургский, это прорвать блокаду осажденного Стокгольма и доставить в голодающий город продовольствие. “Viktualier” по-датски значит «съестные припасы». По-этому-то огромное войско, откликнувшееся на призыв герцога и появившееся возле Стокгольма на множество кораблей, сначала называлось виктуальными братьями, а позднее, слегка видоизменив это слово, их стали именовать витальерами. Витальерам действительно удалось прорвать блокаду, и они стали поставлять в город не только еду, но и оружие. Благодаря такой помощи Стокгольм продержался до 1393 года. Но среди витальеров было немало пиратов, надеявшихся получить каперские свидетельства и возможность “законнгого грабежа”. Герцог Мекленбургский щедро выдавал такие бумаги. И морской разбой на Балтике достиг еще невиданного размаха. Тот же любекский хронист Детмар сообщает о действиях витальеров следующее: «К сожалению, они наводили страх на всем море и на всех купцов: они грабили и своих, и чужих, и от этого сельдь очень подорожала». После того как Стокгольм был все-таки взят датчанами, флот братьев витальеров ушел к острову Готланд посреди Балтики. Главный его город Висбю хоть и платил подати шведскому королю, все же сохранил некоторую независимость. На несколько лет Висбю стал настоящей пиратской столицей Балтийского моря. Город представлял собой сильно укрепленную крепость. Хорошо защищен был и порт. Словом, для пиратов это было идеальное убежище. Островом Готланд правил Эрих, один из сыновей плененного шведского короля Альбрехта и внук герцога Мекленбургского. Он сам рассчитывал занять шведский престол и поэтому не только беспрепятственно пустил пиратов в свою вотчину, но тоже с готовностью выдавал морским разбойникам каперские грамоты. Поэтому они продолжали грабить корабли, действуя как бы на законных основаниях. Как и прежде, пираты именовали себя виталийскими братьями. «Сотрудничество» горожан Висбю и виталийских братьев было выгодно и тем и другим. Корабельные мастера Готланда ремонтировали пиратские парусники. Пираты взамен делились добычей. Портовые склады Висбю были полны товарами. О богатстве горожан свидетельствует тот факт, что впоследствии на Готланде нашли больше 500 кладов, состоявших из огромного количества золотых и серебряных изделий. Поскольку пиратский флот представлял собой мощную единую силу, морские разбойники вели согласованные и хорошо продуманные действия. Они уже не боялись нападать на торговые караваны, даже сопровождаемые военными конвоями. Корабли пиратов были прекрасно вооружены. В итоге от разбойных действий виталийских братьев Дания понесла куда больший урон, чем от войны со Швецией. В 1395 году королева Маргарита освободила томившегося в плену шведского короля Альбрехта, но пираты продолжали нападать на датские корабли. Жестоко страдала от виталийских братьев и Ганза. Для охоты за пиратскими кораблями Ганзе пришлось снаряжать специальный военный флот. Война с пиратами была беспощадной: к смертной казни приговаривали всех захваченных витальеров, будь то капитан или простой матрос. В ответ и виталийские братья стали действовать с еще большей жестокостью. Если прежде они просто бросали своих пленников в море, то теперь подвергали их жестоким издевательствам. Пираты заталкивали людей в пивные и селедочные бочки, а головы, оставшиеся снаружи, срубали саблями. Случалось, и ганзейцы отвечали им точно такой же жестокостью. Одна из средневековых хроник рассказывает: «Жителям Штральзунда удалось захватить один из разбойничьих кораблей. После этого команду также заставили лезть в бочонки. Потом был объявлен приговор, согласно которому все, торчащее из бочек, должно было быть срублено топором». Конечно, и Дания, и Ганза понимали, что для полной победы над виталийскими братьями надо было одним ударом уничтожить весь пиратский флот. Но согласованные действия у них никак не получалась, тем более что датская королева Маргарита относилась к необыкновенно усилившейся Ганзе с большим опасением. Больше того, из-за роковых ошибок Дании и Ганзе случалось…воевать друг с другом. Трагический случай произошел в 1396 году. Из порта Кальмар вышел большой датский флот. Датчане намеревались подстеречь пиратов у выхода из порта Висбю. Однако лазутчики, скрытно проникнув в город, донесли, что пиратских кораблей в порту нет. Безрезультатно прождав в море некоторое время, датчане взяли обратный курс на Кальмар. Как раз в этот момент на горизонте показались паруса множества кораблей. Это был большой флот, сформированный прусскими городами. Ганзейские корабли также намеревались подстеречь пиратов вблизи их «столицы». Ганзейцы приняли датчан за витальеров и с ходу вступили в бой. В свою очередь и датчане приняли немецкие корабли за пиратские и были рады тому, что витальеры наконец-то объявились. Ожесточенный бой разгорался. Первыми опомнились датчане и попытались остановить сражение. Но ганзейцы сочли это пиратской военной хитростью и продолжали бой, тем более что на их стороне был перевес в силе. Флот Ганзы одержал над датчанами полную победу. Предводители ганзейцев были настолько этим опьянены, что не хотели даже слушать попавших в плен датских моряков. Несколько десятков датчан немедленно были сброшены за борт, как пираты, объявленные вне закона. Когда же ситуация наконец прояснилась, ганзейцы в поисках виноватых начали ожесточенную схватку уже между собой. А виталийские братья, узнав о битве датских и ганзейских кораблей, потешались над своими заклятыми врагами и справедливо считали, что выиграли крупное морское сражение, не принимая в нем никакой участия. Витальеры были уже настолько мощной силой, что в 1397 году отважились напасть даже на Стокгольм, взятый 4 года назад датчанами. Таким образом предводители пиратов намеревались выразить поддержку Эриху Готландскому, своему покровителю, претендующему на шведский престол. Но основная масса витальеров помышляла, разумеется, лишь о разграблении города. В июле 1397 года из Висбю вышел огромный пиратский флот – 42 корабля. На них разместились несколько 1000 прекрасно вооруженных воинов. И замысел пиратов почти удался: осажденный стокгольмский гарнизон уже помышлял о сдаче. Но городу помогли неожиданные события – на Готланде умер принц Эрих, правитель острова. Для виталийских братьев это явилось большим ударом. Не стало единственного человека, который мог выдавать им «законные» охранные грамоты каперов. Теперь Витальерам ничего не оставалось, как заниматься морским разбоем уже полностью на свой страх и риск. Неожиданная смерть Эриха привела к большим разногласиям среди главарей пиратов. Осаждая Стокгольм, они плохо согласовывали свои действия. Поэтому обороняющиеся смогли прорвать кольцо блокады, а вскоре пиратские корабли ушли назад в Висбю. Золотая пора виталийских братьев подходила к концу. Вскоре на Балтийском море у них появился новый мощный противник – Тевтонский рыцарский орден. Немецкий духовно – рыцарский Орден дома Святой Марии Тевтонской, как и другие знаменитые рыцарские ордена – госпитальеров и тамплиеров, - был образован после первого крестового похода, когда крестоносцы в 1099 году взяли Иерусалим и образовали Иерусалимское королевство. Как и госпитальеры и тамплиеры, рыцари-тевтонцы давали обет защищать Святую Землю от неверных. Но если в первых двух рыцарских орденах состояли рыцари разных стран, то тевтонский был в основном немецким. И стояли тевтонские рыцари на защите Гроба Господня совсем недолго в сравнении с другими орденами. Довольно скорее внимание Тевтонского ордена было перенесено в Восточную Европу. Причиной для этого стала катастрофа, постигшая другой немецкий орден. С 1202 году существовал духовно-рыцарский орден меченосцев. Он был создан при содействии Папы Римского Иннокентия III специально для того, чтобы нести христианскую веру прибалтийским народам ливов, эстов, земгалов. В основу устава меченосцев был положен устав тамплиеров, подчинялись рыцари-меченосцы Папе Римскому и рижскому епископу Альберту. В начале XIII века меченосцы захватили обширные земли в Восточной Прибалтике, треть из них была закреплена за орденом Папой Римским. Однако в 1236 году войско литовцев и земгалов разбило рыцарей при Сауле (современный Шауляй). После этого остатки ордена меченосцев объединились с Тевтонским орденом. К 1238 году рыцари, захватив Пруссию, Ливонию, Курляндию, создали государство Тевтонского ордена, занимающее земли от Немана до Вислы. В конце XIV века рыцари-тевтонцы представляли собой мощнейшую в Европе военную силу и помышляли о расширении орденских земель. Остров Готланд давно привлекал внимание великого магистра Конрада фон Юнгингена. Он занимал выгодное местоположение, и, захватив его, тевтонцы могли бы контролировать значительную часть Балтийского моря. Решив наконец выступить против пиратов, орден действовал совместно с Ганзой. В конце марта 1398 года к Готланду направился флот из 80 орденских и ганзейских кораблей под командой самого великого магистра. Момент для нападения был выбран исключительно удачно: залив, на берегу которого разместился город Висбю, был еще скован льдом, и пираты не могли выйти в море. Но берега вокруг острова были уже свободны от льдин. Корабли объединенного флота беспрепятственно подошли к Готланду южнее Висбю и высадили рыцарский десант. Ближайшая к месту высадки пиратская крепость Фестергарн сдалась без боя. Затем конные рыцари и воины с осадными машинами двинулись в сторону пиратской столицы. Флот же подошел вплотную к заливу Висбю, блокирую город с моря. Виталийские братья отчаянно оборонялись, прекрасно понимая, что пощады им ждать не приходиться. Даже когда воины-тевтонцы пробили брешь в укреплениях и ворвались в город, пираты продолжали сражаться за каждую улицу. В конце концов, чтобы не дать погибнуть мирным горожанам, великий магистр пошел на переговоры с предводителями витальеров. 5 апреля 1398 года уличные бои прекратились. Уцелевшим витальерам великий магистр Конрад фон Юнгинген повелел разоружиться и немедленно покинуть остров Готланд, который «на вечные времена» переходил во владения Тевтонского ордена. Когда лед в заливе растаял, уцелевшие пираты вышли в море. Виталийское братство распалось. Некоторые из братьев решили навсегда прекратить морской разбой. Другие разделились на две группы и продолжали пиратский промысел. Часть пиратов переместилась в восточную часть Балтийского моря, в Ботнический и Финские заливы. Другая, более значительная, пройдя пролив Каттегат и обогнув Данию, ушла в Северное море. Новое убежище эти пираты нашли на Восточно-фризских островах близ Голландии и немецких земель.

После взятия главного пиратского гнезда - Висби - флотом и войском Тевтонского ордена братство "витальеров" распалось. Часть "виталийских братьев" бежала на своих парусных кораблях в Северную Швецию (Нурланд), захватила крепость Факсегольм и удерживала ее, пока не дождалась помилования.

Две другие группы "витальеров", скрывшись в море, продолжали заниматься морским разбоем. Они возвратились в юго-западную Данию, обосновавшись на острове Эртгольм, близ большого острова Борнгольм.

Но главные силы "виталийских братьев" ушли на северо-запад, прошли пролив Каттегат, обогнули северную оконечность Дании и нашли себе новое убежище на Восточных Фризских островах в Северном море.

Предводителям этой группы "витальеров" были овеянные легендами Клаус Штёртебекер и Гёдеке Михаэль, которые и в прежние годы частенько охотились в тех же местах - в Немецкой бухте и у берегов Голландии, захватывая торговые корабли разных стран. Теперь беглецы с Готланда возобновили свое старое ремесло. Пиратов Штёртебекера и Михаэля именовали "равнодольными", или "ликеделерами" (от нижненемецких слов "лике деель", то есть "равные доли", на которые пираты, якобы, делили всю захваченную у "купцов" добычу). По некоторым сведениям, база "равнодольных" первоначально располагалась на острове Рюген в Балтийском море, откуда они были вытеснены ганзейцами.

"Ликеделеры" плавали отнюдь не под синими или голубыми флагами (приписываемыми "морским братьям" Балтики автором любимой книги нашего детства "Кольцо Великого магистра", скорее всего, по идеологическим соображениям), а под красным знаменем, означавшим их твердое намерение не давать своим пленникам никакой пощады, а немедленно проливать их кровь.

Право проливать кровь виновных издавна (по крайней мере, со времен Древнего Рима) принадлежало королям и другим законным "властям предержащим", что символизировалось красным (пурпурным) цветом их знамен. Присвоив себе красное знамя, пираты тем самым зримо выражали свою претензию на власть (в том числе над жизнью и смертью людей), не принадлежавшую им по праву. Именно по этой причине не только пираты (название флага которых, известного как "Веселый Роджер", в действительности является искажением французских слов "Жоли Руж", то есть "красивый красный"), но и все прочие бунтовщики против законной власти издавна использовали красные флаги. Но это так, к слову...

Бесчинства "ликеделеров" приняли столь угрожающие масштабы, что в конце концов на экстренном собрании представителей всех городов Ганзейского союза в городе Любеке было решено нанять 3000 солдат, чтобы раз и навсегда положить конец морскому разбою.На Балтике виталийские братья вновь появляются во время войны между Эриком Померанским и графами Гольштинскими (с 1416 г.), когда последние опять, как когда-то герцоги мекленбургские, открыли свои порты для каперов, которым в 1429 г. снова удалось разорить Берген. Позднее во время пребывания Эрика на Готланде (1438—1449) остров вновь стал пристанищем пиратов. Виталийские братья исчезают лишь после отъезда Эрика в Померанию.

Tags: Средневековая Европа
Subscribe
promo glebminskiy august 24, 2019 19:02 104
Buy for 20 tokens
В истории Средневековой Руси есть много загадочных и необъяснимых моментов. Одним из них являются события в Полоцке и других местах Полоцкого княжества, которые упомянуты в летописях под 1092 годом. В лѣт̑ . ҂s҃ . х҃ . [6600 (1092)] Предивно бъıс̑ чюдо оу Полотьскѣ 25. оу 26 мечьтѣ . и в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments