... и немного об истории (glebminskiy) wrote,
... и немного об истории
glebminskiy

Categories:

Виджаянагар - Забытая империя. Глава 8

Оригинал взят у glebminskiy в Виджаянагар - Забытая империя. Глава 8

Глава 8.
Упадок первой династии (1449 - 1490 гг.)

Маликарджуна и Вирупакша I. - Раджашекхара и Вирупакша II. - Декан распадается на пять независимых султанатов. - Захват султаном Биджапура городов Гоа и Белгаум. - Война в Раджамундри, Кондапалле и других частях Телинганы. - Смерть Махмуда Гавана. - Русский путешественник Никитин. - Хаос в Виджаянагаре. - Нарасимха захватывает трон.

Я уже установил, что период, следующий за правлением Деварайи II, - один из самых запутанных и темных в истории Виджаянагара, поскольку нет ни единого источника, способного удовлетворительно заполнить эту лакуну. То был период смуты в Виджаянагаре, - факт, ясно указанный Нунишем в его хронике.
1449 г. - последняя дата во всех известных нам надписях, в которой упоминается имя Деварайи, и д-р Шульц [148] приписывает её Деварайе II. Однако вполне возможно, как уже предполагалось, что её заказчиком был Деварайя III, находившийся на троне между 1444 и 1449 гг., но эта гипотеза остается пока недоказанной. Двое сыновей Деварайи II, согласно надписям, носили имена Маликарджуна и Вирупакша I соответственно. Есть надписи первого из них, датируемые 1452-53 и 1454-55 гг. [149], и одна надпись второго - 1470 г. [150] Маликарджуна, по-видимому, имел двух сыновей: Раджашекхару, от которого до нас дошли надписи, относящиеся к 1479-80 и 1486-87 гг., и Вирупакшу II, упомянутого в надписи, датируемой 1483-84 гг., на три года раньше последней надписи Раджашекхары.
Д-р Шульц, в третьем томе "Индийской эпиграфики", стр.36, приводит эти даты. Но в четвертом томе той же самой работы (стр.180) он отмечает, что надпись Раджашекхары существует в Амбере в Северном Аркоте и датируется годом, соответствующим 1468-69 н.э. Мне также известно о надписи на камне, которую можно видеть в деревне Парнапалле (или Паранапалле) в округе Куддапах, копия которой, выгравированная на медной пластине, будто бы находится во владении некоего Нарайяна Редди Годдамари в талуке (налоговом округе. - Aspar) Тадпатри в округе Анантапур. Сообщают, что она датирована 1398 г. эры Шака (1476-77 н.э.) и содержит упоминание монарха "Праудха Дева Райя Виджаянагарского".
Вторая надпись Раджашекхары, по-видимому, была высечена незадолго до конечного падения старого королевского дома, ибо первая твердо установленная дата узурпатора Нарасимхи - 1490 г. (в тексте "1450", но это, видимо, опечатка. - Aspar)
Среди этой неразберихи накладывающихся друг на друга дат мы обратимся за помощью к хронике Нуниша; но хотя его повествование, записанное на основе данных традиции около 1535 г., носит ясный и последовательный характер, оно отчасти противоречит другим источникам. Согласно Нунишу, у Деварайи II был сын Пина Райя, который умер шесть месяцев спустя после покушения на его жизнь; но мы видели, что Абд ар-Раззак определенно утверждает: этот неудачливый монарх был сам Деварайя и преступление было совершено до апреля 1443 г. Пина Райя оставил безымянного сына, который не совершил ничего значительного, и ему наследовал его сын "Верупака" - немного искаженное, но легко узнаваемое имя "Вирупакша". Вирупакша был убит своим старшим сыном, которого в свою очередь убил его младший брат, "Падеа Рао", принц, лишенный трона узурпатором Нарасимхой.
Рассматриваемый период был, несомненно, полон неурядиц и смут, и всё, что мы можем определено сказать в настоящее время, - что приблизительно в течение 40 лет до захвата власти Нарасимхой королевство переходило из одних рук в другие на фоне политических интриг, недовольства и широко распространившейся вражды между представителями старой королевской династии; некоторые из её членов окончили свои дни насильственной смертью. Узурпация произошла в период между 1487 и 1490 гг.
Оставив индийские и португальские источники, мы должны обратиться к мусульманским историкам для того, чтобы рассмотреть политические отношения, существовавшие в тот период между Виджаянагаром и его наследственным врагом на севере. Фиришта ничего не сообщает ни о каком событии, происходившем между 1443 и 1457 гг., которое могло бы нарушить существовавшие тогда мирные отношения. Кулбарга сама тогда находилась в слишком затруднительном положении, чтобы решиться на какие-либо внешнеполитические осложнения. В Декане бушевали внутренние разногласия и гражданская война, и страна фактически распалась на части. Период смут подошел к концу только с падением монархии Бахмани и созданием пяти враждующих мусульманских государств на месте одного.
Ала-ад-дин умер 13 февраля 1458 г. (?) [151] Ему наследовал его сын Хумаюн, принц "жестокого и кровожадного нрава". В следующем году Хумаюн развязал войну против страны Телуру и осадил Девараконду, оказавшую столь отчаянное сопротивление, что мусульманские армии были отражены и отступили. Хумаюн умер 5 сентября 1461 г. [152], что вызвало большое облегчение среди его подданных. В это время королем Виджаянагара был Маликарджуна.
После Хумаюна на трон взошел Низам-шах, котрому тогда было всего восемь лет, но его правление было недолгим. Ему наследовал брат, Мухаммед, 30 июля 1463 г. [153] В середине 1469 г., когда или Раджашекхара, или Вирупакша был королем Виджаянагара, Махмуд Гаван, визирь Мухаммеда, совершил поход на запад и после довольно успешной кампании атаковал Гоа, находившийся тогда во владении раджи Виджаянагара, с суши и с моря. Он одержал блестящую победу и захватил город.
Война, вероятно, была предпринята в виде мести за жестокую резню мусульман, которая произошла в том же 1469 г., согласно хронике Барруша [154]. В это время береговая торговля была сосредоточена в руках мусульман, и они обычно ввозили множество коней, главным образом для нужд соперничающих армий в Декане и Виджаянагаре. Индусский правитель в большой степени зависел от этих поставок. В 1469 г., когда мавры в Батекале (Бхаткале) продали коней "маврам Декана", король Виджаянагара приказал своему вассалу в Оноре (Хонаваре) "перебить всех мавров, кого только смогут, и внушить страх всем остальным". Результат обернулся страшной резней, в которой 10000 мусульман расстались с жизнью. Уцелевшие бежали и осели в Гоа, таким образом основав город, который впоследствии стал столицей Португальской Индии. Нуниш упоминает "потерю Гоа, Чаулла и Дабулла" Виджаянагаром в правление "Верупаки" [155] (Пёрчас утверждает, что резня произошла в 1479 г.)
Вскоре после этого там пришел к власти некий хан, Юсуф Адил; будучи по происхождению всего лишь рабом, он вскоре достиг такого могущества, что сверг с трона династию Бахмани и стал первым независимым монархом Биджапура - первым из династии Адил-шахов. В 1470 г., говорится в "Бурхан-и-маасир", султан захватил Раджамундри и Кондавид у короля Ориссы. Надпись в Кондапалле, прекрасном укреплении на вершине холма, расположенного среди горной гряды, содержит дату 1470 или 1471 г.; моя копия этой надписи неполная.
Фиришта сообщает нам, что
"В 877 г. хиджры (1472-73 гг.н.э.) Перкна, правитель крепости Балгаон, по подстрекательству короля Биджануггура попытался отбить остров Гоа... Мухаммед-шах, как только получил известие об этом внезапном вторжении, собрал свои войска и выступил против Балгаона, крепости с многочисленным гарнизоном, окруженной глубоким рвом, заполненным водой, с единственным проходом, защищенным редутами".
Атака закончилась захватом прохода, после чего султан вернулся в Кулбаргу.
В "Бурхан-и-маасир" правитель Белгаума назван "Паркатапах", и майор Кинг, переводчик работы, приводит целый ряд вариантов написания этого имени: "Бирканах", "Паркатабтах", "Паркатийях", "Паркитах", "Баркабтах" [156]. Бриггс приводит это имя в форме "Биркана". Предположительно, настоящее имя правителя было Викрама.
В 1475 г. в Декане и стране телугу разразился страшный голод, который продолжался в течение двух лет. По его завершении индусское население Кондапалле восстало, убило мусульманского губернатора, и призвало к себе на помощь короля Ориссы. Этот монарх незамедлительно явился с большой армией и взял в осаду Раджамундри, губернатором которого был тогда Низам-аль-Мульк, но на помощь городу лично явился Мухаммед-шах, и армия Ориссы обратилась в бегство. В конце 882 г. хиджры, что соответствует нашему 1478 г., Мухаммед-шах взял штурмом столицу Ориссы, "и беспощадно перебил жителей и опустошил вражескую страну". Раджа Ориссы подчинился султану, и обеспечил свою неприкосновенность от дальнейшего продолжения военных действий со сторон султана, подарив ему несколько высоко ценившихся слонов.
Фиришта и "Бурхан-и-маасир" по-разному описывают последующие события. В последней хронике говорится, что, после его вторжения в Ориссу, Мухаммед-шах захватил Кондапалле, где он разрушил индуистский храм, перебил брахманов и приказал возвести на этом месте мечеть. Он провел почти три года в Раджамундри, умиротворил страну Телингана, за исключением лишь нескольких непокорных заминдарств, и "решил завоевать владения Райи Нарсинги".
"Нарсинг, - пишет Фиришта, - был могущественным райей, владевшим страной между Карнатиком [157] и Телинганой, простирающейся вдоль морского побережья до Мачилипуттума [157], и присоединившим путем завоеваний к своим собственным владениям значительную часть территории Биджануггура, с несколькими мощными крепостями".
Это был, вероятно, могущественный вождь Нарасимха Райя, родственник короля Виджаянагара; начав карьеру с должности управляющего крупным владением, он вскоре приобрел фактически независимое положение, лишь номинально признавая власть слабого и ничтожного монарха, которого он в конце концов сместил. Султан выступил на Кондапалле [159], но, получив донесение о том, что на расстоянии десяти дней пути находится "храм Кунчи [160], стены и крыша которого были покрыты золотом, усыпанным драгоценными камнями", форсированным маршем направился к храму, взяв с собой только 6000 всадников, и разграбил святилище.
В "Бурхан-и-маасир" содержится рассказ о том, что по прибытии в Раджамундри султан Мухаммед обнаружил там Нарасимха Райю "с 700000 окаянных пехотинцев и 500 слонов, подобных железным горам", который, несмотря на свои внушительные силы, трусливо бежал при виде армии ислама. Затем султан захватил Раджамундри, в чем ему оказал поддержку отряд индийцев-немусульман, как указывает Фиришта. В ноябре 1480 г. [161] он выступил из Раджамундри к Кондавиду, "в направлении королевства Виджаянагар". После взятия этой крепости он, через некоторое время, подступил к Малуру, принадлежавшему Нарасимхе, "который благодаря своей многотысячной армии и протяженности своих владений был величайшим и наиболее могущественным из всех правителей Телинганы и Виджаянагара, обосновавшись в самом сердце стран Канара и Телингана и завладев большинством округов на побережье и в глубине Виджаянагара".
Находясь в Малуре, султан узнал, что "на расстоянии 50 фарсахов от его лагеря стоит город под названием Ганджи", где было множество храмов и т.п., куда он тотчас направился, оказавшись перед городом 13 марта 1481 г. [162] Он разграбил город и вернулся обратно с захваченной добычей.
После этого Мухаммед-шах двинулся к Масулипатаму, который он также взял, и оттуда вернулся в Кондапалле. Это был его последний успех. Совершенное по его приказу в 1481 г. хладнокровное убийство его верного и преданного первого министра Махмуда Гавана так возмутило знать, что в течение короткого времени держава Бахманидов была расчленена, династия - свергнута, и на руинах государства возникли пять независимых султанатов.
Мухаммед-шах умер 21 марта 1482 г. Незадолго до своей смерти он собирался предпринять поход с целью освободить город Гоа от армии Виджаянагара, которую направил под стены города "Севарой, принц Биджануггура" (Фиришта).
Некоторую более подробные сведения о том, что представляла собой Кулбарга во время правления Мухаммед-шаха, можно почерпнуть из путевых записок русского путешественника Афанасия Никитина, но очень трудно установить точную дату его пребывания в государстве Бахмани. Никитин был уроженцем Твери, и отправился в путь с разрешения великого князя Михаила Борисовича и тверского епископа Геннадия. Это позволяет нам установить, что его путешествие началось вскоре после 1462 г., и автор "Бомбей Газеттер", Р. Э. Пунах, считает, что Никитин жил в Индии с 1468 по 1474 г.
Никитин вначале прибыл в Чаул, а оттуда посуху направился к Джуннару.
(Далее Р. Сьюэлл приводит отдельные выдержки из "Хождения за три моря" А. Никитина. При переводе данного места я оказался в некотором затруднении, поскольку английская версия записок Никитина далеко не везде совпадает с русским текстом. Поэтому я поступил следующим образом: дословно перевел английский текст, а в скобках - там, где это оказалось возможным, - привел параллельные фрагменты из перевода "Хождения..." на современный русский язык по академическому изданию 1958 г. - Aspar.)
"Здесь находится Асат, индийский хан Джуннара, вассал Меликтучара.... Он в течение двадцати лет воюет с кафарами, иногда терпит поражение, но по большей части побеждает их". ("Правит здесь индийский хан - Асад-хан джуннарский, и служит он мелик-ат-туджару... Воюет он с кафарами двадцать лет: и они его не раз побеждали, и он их много раз побеждал".)
Под "Меликтучаром", вероятно, понимался знаменитый министр Махмуд Гаван, получивший в 1457 г. титул "мелик-ал-тиджар", который носили наиболее важные сановники при дворе Бахманидов. Он буквально означал "глава купцов". "Кафары" - конечно, "кафиры", или индусы. Фиришта сообщает нам о войне, состоявшейся в 1469 г. между Малик-ал-тиджаром и "правителями Сонгира, Кхалнеха и мятежниками в Кокуне", когда войска из Джуннара находились под командованием Махмуда Гавана. Во время войны он захватил Гоа, как уже говорилось. Войска Бахманидского султаната также совершали походы против индусов Раджамундри, Винуконды и других мест, и в 1472 г. одну военную кампанию против Белгаума, которая уже была описана. Фиришта рассказывает, что войска из Даулатабада и Джуннара были направлены против могущественного индусского раджи Нарсимхи на восточном берегу [163].
О Кулбарге и своих впечатлениях от города Никитин пишет следующим образом:
"Индусы... - все обнаженные и босоногие. Они несут щит в одной руке и саблю в другом. Некоторые слуги вооружены прямыми луками и стрелами. В битвах часто используют слонов... К головам и бивням слонов прикрепляют большие косы, и животные облачены в стальные доспехи, украшенные резьбой. Они несут на себе башенки, и в башенке находится двенадцать мужчин в доспехах с пушками и стрелами... Земля обильна людьми; но местные жители очень бедны, тогда как благородные - чрезвычайно богаты и ведут роскошную жизнь. Они имеют обычай передвигаться на серебряных носилках, впереди ведут двадцать коней в золотой сбруе, а сопровождают их триста воинов верхом и пятьсот пешком, а также трубачи, десять факелоносцев, и десять музыкантов". ("А гундустанцы... все наги да босы, в руке щит, в другой - меч, а иные с большими прямыми луками да со стрелами. Бой ведут все больше на слонах... Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи, да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами. Земля многолюдна, да сельские люди очень бедны, а бояре власть большую имеют и очень богаты. Носят бояр на носилках серебряных, впереди коней ведут в золотой сбруе, до двадцати коней ведут, а за ними триста всадников, да пеших пятьсот воинов, да десять трубачей, да с барабанами десять человек, да свирельников десять человек".)
"При выезде султана сопровождают около тысячи обычных коней в золотых доспехах, сто верблюдов с факелоносцами, триста трубачей, триста танцовщиков.... Султан, едущий в золотом седле, носит кафтан, расшитый сапфирами, и на вершине его шлема большой алмаз; он также держит щит из золотой брони, инкрустированный сапфирами, и три сабли, окованные золотом.... Брат султана выезжает, возлежа на золотом ложе, балдахин которого покрыт бархатом и украшен драгоценными камнями.... Махмуд сидит на золотой кровати, с шелковым балдахином над ней, верх которого покрыт золотом, и везут его четыре коня в золоченной упряжи. Вокруг него - толпы людей, и перед ним много певцов и танцовщиков...". ("А когда султан выезжает на прогулку с матерью да с женою, то за ним всадников десять тысяч следует да пеших пятьдесят тысяч, а слонов выводят двести и все в золоченых доспехах, и перед ним - трубачей сто человек, да плясунов сто человек... На байрам бесерменский совершил султан торжественный выезд...На султане кафтан весь яхонтами унизан, да шапка-шишак с огромным алмазом, да саадак золотой с яхонтами, да три сабли на нем все в золоте, да седло золотое, да сбруя золотая, все в золоте... А брат султана сидит на золотых носилках, над ним балдахин бархатный, а маковка - золотая с яхонтами, и несут его двадцать человек...А махдум сидит на золотых же носилках, а балдахин над ним шелковый с золотой маковкой, и везут его четыре коня в золотой сбруе. Да около него людей великое множество, да перед ним певцы идут и плясунов много...")
"Мелик Тучар взял два индийских города, чьи суда занимались пиратством на Индийском море, взял в плен семь принцев с их сокровищами... Город был осажден в течение двух лет армией из двухсот тысяч воинов, сотен слонов, и трехсот верблюдов". ("Меликтучар взял два индийских города, которые разбойничали по индийскому морю. И захватил семь князе и их казну... И стоял он под городом два года, а рати с ним было 200000, да 100 слонов, да 300 верблюдов"). [164]
"Мыза Мульк, Мек-хак, и хан Фарат взяли три больших города, и захватили огромное количество драгоценных камней, которые все были привезены к Мелику Тучару... Они пришли в Бедер в день Вознесения". ("А Низам-ал-мульк, да Мелик-хан, да Фархад-хан взяли три больших города, и рати с ними было своей 100 тысяч, да 50 слонов. Да вязли каменья всякого дорого огромное количество, и все то каменье, да яхонты, да алмазы скупили для Меликтучара; он запретил мастерам продавать их купцам, которые пришли в город Бидар, в день пресвятой богородицы".)
Брата султана, "когда он отправляется в поход, сопровождают его мать и сестра, и 2000 женщин верхом или в золотых носилках[165]; его свита - 300 обычных коней в золотых доспехах". ("Брат султанов выезжает... с матерью и сестрой. Да 2000 женок выезжают на конях и в золотых носилках. Да коней перед ними 100 в золотых сбруях").
"Мелик Тучар выступил из Бедера со своей армией, 50000 сильных воинов, против индийцев... Султан отправил 50000 его собственной армии... С этими силами Mелик Тучар шел воевать против великого индийского государства Чунедар. А у короля Бинедара [166] было 300 слонов, 100000 воинов его собственных войск, и 50000 лошадей".
Писатель затем сообщает подробности об остальных войсках султана, и исчисляет общую их численность невероятной цифрой 900000 пехотинцев, 190000 всадников и 575 слонов.
"Султан выступил со своей армией... чтобы присоединяться к Мелик Тучару в Кулбарге. Но их кампания не увенчалась успехом, поскольку они захватили только один индийский город, и потеряли при этом много людей и сокровищ"[167].
"Индусский султан Кадам - также могущественный князь. Он обладает многочисленной армией и живет на горе в Биченегере. Этот обширный город окружен тремя фортами и рассечен рекой, граничит с одной стороны с ужасными джунглями, а с другой - с долиной; местоположение (города) замечательно и удобно для всех нужд. С одной стороны он совсем неприступен; дорога идет прямо через город, и так как гора высокая, а ущелье - глубокое, город неприступен".
"Неприятель осаждал его в течение месяца и потерял много людей, из-за нехватки воды и пищи. Много воды они (воины султана) видели, но не могли взять ее".
"Эта индийская цитадель в конце концов был взята Мелик Хан Ходой, который штурмовал ее, и день и ночь воевал, чтобы захватить его. Армия, которая вела осаду крепости, обстреливая ее из тяжелых пушек, не имела ни еды, ни питья в течение двадцати дней. Он потерял 5000 своих наилучших солдат. После захвата города перебили из его жителей 20000 мужчин и женщин, отрубив им головы, а 20000 молодых и старых увели в плен и продали... Казначейство, тем не менее, было найдено пустым, и город был покинут". ("А индийский великий князь могуществен и рати у него много. Крепость его на горе, и стольный город его Виджаянагар очень велик. Три рва у города, да река через него течет. По одну сторону города густые джунгли, а с другой стороны долина подходит - удивительное место, для всего пригодное. Та сторона непроходима - путь через город идет; ни с какой стороны город не взять: гора там огромная да чащоба злая, колючая. Стояла рать под городом месяц, и люди гибли от жажды, и очень много людей поумирало от голода да от жажды. Смотрели на воду, да не подойти к ней. Город же индийский взял ходжа Меликтучар, а взял его силою, день и ночь бился с городом, 20 дней рать ни пила, ни ела, под городом стояла с пушками. А рати его погибло 5 тысяч отборных людей. И когда город взяли, то убили 20 тысяч мужского и женского поголовия, да 20 тысяч человек, взрослых и малых, взяли в плен... Казны же не было ничего. А большого города не взяли".)
Невозможно установить, к какому городу относится это описание, так как у нас нет другой информации о каком-либо захвате Виджаянагара войсками султана в этот период. Но путешественник мог ошибиться и спутать город с Раджамундри или одним из восточных городов Телинганы.
В 1482 г., как говорилось выше, на трон Кулбарги вступил Махмуд-шах II, бывший тогда 12-летним мальчиком, но его власть носила только номинальный характер. Происходили постоянные волнения, знать во многих местах понимала восстания против монарха, и наряду с другими утвердить свою независимость попытался губернатор Гоа, захвативший много важных по своему значению мест на побережье; в столице бушевала гражданская война; и вскоре все наместники крупных областей отбросили даже видимость признания сюзеренитета Бахманидов, разделив наконец султанат между собой.
Виджаянагар, по-видимому, также был охвачен смутой и распрями, и к тому времени, когда деканская знать наконец подняла восстание, Нарасимха Райя захватил трон и основал новую и могущественную династию.
В Декане на руинах Бахманидского султаната образовалось пять отдельных государств: Биджапур во главе с династией Адил-шахов; Бидар, или Ахмадабад, с династией Барид-шахов; Бирар, где к власти пришли Имад-шахи; Ахмаднагар - Низам-шахи; и Голконда - Кутб-шахи.
Адил-шах, основатель правящей династии Бижапура, провозгласил себя независимым в 1489 г. Незадачливый султан Махмуд II жил в бесславном уединении до 18 декабря 1517 г.; ему формально наследовал на троне старший сын, Ахмад. Он умер поле двухлетнего правления; ему один за другим наследовали двое его братьев, Ала-ад-дин III (свергнут) и Вали (убит), после чего на потерявший всякое значение престол был возведен Калим-Улла, сын Ахмада II, но его держали взаперти на положении узника, а с его смертью династия Бахмани угасла навсегда.

Примечания
[148] Генеалогическая таблица в EPIGRAPHIA INDICA, iii. 36.
[149] Д-р Шульц (EPIG. IND., iii. 36, и примечание; IND. ANT., xxi. 321). Последняя находится в храме в Малом Кондживираме и датируется 1387 годом эры Шака, годом Parthiva.
[150] 1392 год эры Шака, год Vikriti, в том же храме (IND. ANT., xxi. 321 - 322).
[151] Фиришта сообщает, что он правил двадцать три года, девять месяцев и двадцать дней; указанный период и дает эту дату. В "Бурхан-и-Маасир" утверждается, что он скончался в конце месяца джумада-аль-авваль 862 г.хиджры, что соответствует апрелю 1458 г. Майор Кинг указывает, что другой источник дает дату, на четыре года более позднюю (IND. ANT., сент. 1899, p. 242, примечание).
[152] 28 зу-ль-каджа 865 г.х.
[153] 13 зу-ль-каджа 867 г.х.
[154] DEC. I. viii. c. 10.
[155] Ниже, p. 305.
[156] IND. ANT., ноябрь 1899, p. 286, примечание.
[157] Виджаянагар.
[158] Масулипатам.
[159] В переводе Скотта говорится о "Ghondpore" (i. 166); Бриггс (ii. 500) пишет: "Condapilly".
[160] Это, очевидно, означает Канчи или Кондживерам; но рассказ чрезвычайно неправдоподобный. Расстояние составляло 250 миль, и путь проходил сквозь сердце враждебной страны.
[161] Рамазан 885 г.х.
[162] 11 мухаррама, 886 г.х.
[163] Перевод Скотта, i. 167.
[164] Возможно, что одним из этих городов был Гоа, который был взят в 1469 г.
[165] Очевидно, означает паланкины.
[166] "Chenudar" и "Binedar", по-видимому, представляли собой вариации названия Виджаянагар, называемого далее "Bichenegher".
[167] Это может, предположительно, указывать на Белгаум (1471 г.н.э).

Взято здесь!


Subscribe

  • DELENDA EST (3)

    – Справедливость истории! – Гость с силой ударил кулаком по столу. Гензерих успел разглядеть мускулистую белую руку аристократа. – Погубили город…

  • DELENDA EST (2)

    Когда несметные полчища готов, покинув Каталаунские поля[3], двинулись через Пиренеи, Гензерих не стал ждать неминуемого поражения. По сей день в…

  • DELENDA EST (1)

    Роберт Говард DELENDA EST * * * [DELENDA EST – ...должен быть разрушен (лат.)] * * * Разве это империя? Срам один, а не империя. Пираты, вот…

promo glebminskiy march 26, 17:41 43
Buy for 40 tokens
Уже выкладывал! Но таки не нашёл ещё:( Поэтому повтор! Ищу книгу, в ней два или три исторических романа. Издавалась в 90-е в серии "Орден" или "Легион", или какой-то подобной. Там были исторические романы 19 - начала 20 веков. Автора, или авторов не помню. Но помню, что один роман был посвящён…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments